Борисов Владимир

 
« Война все спишет», или меловые горы -
высота 18/6       

   Рассказ написан по реальным событиям...

(публикуется впервые)

       

Желтый,  помятый и обшарпанный автобус, с натугой рыча и исходя   сизым выхлопом, переваливаясь с бока на бок,  наконец-то уехал, выплескивая   колесами  грязную воду из глубокой колеи. Автобус ушел,   а  Кутенков, довольно крепкий еще пожилой мужик,  остался на автобусной остановке  совершенно один, не считая крупного, рыжей масти бездомного пса, сонно поглядывающего на мир янтарными глазами.

Кутенков расстегнул китель с потертыми полковничьими погонами и, подтянув на коленях заглаженные до блеска  брюки,  присел на кособокую скамейку, закурил.  Выходить из-под спасительного козырька под  холодный дождь не хотелось, и мужик принялся с интересом осматриваться по сторонам,  пытаясь хоть что-то увидеть сквозь плотную, серую непогоду.  Псина, словно завороженная точно также как и он, водила из стороны в сторону своей лобастой головой, морщила коричневый  сопливый нос и отчаянно скучала.  Полковник скинул старые, стоптанные туфли, облегченно пошевелив пальцами ног, прикрыл глаза, решив, по-видимому, вздремнуть в ожидании погоды... Сон не шел и Кутенков тихо но, явственно матюгнувшись,  вновь обулся и решительно вышел под дождь. Собака  с тоской посмотрела на уходящего в шелестящую мокрень  человека и громко, обреченно вздохнув, поплелась за ним...

Так и шли они вдвоем: старик и собака, шли по раздолбанной машинами дороге сквозь нескончаемый, холодный, осенний дождь.
Кутенков изредка курил, прикрывая от дождя  ладонью сигаретный огонек,  обреченно прижавшись спиной к корявым стволам   акаций, растущих вдоль обочины. Собака тогда присаживалась рядом,   неодобрительно поглядывая на промокшего человека.

Даже табачный дым не мог перебить стойкий запах мокрой псины и  мужик, виновато потрепав собаку по торчащим ушам, вновь выходил под дождь...
Они шли и шли, молчаливые и промокшие, шли навстречу вечеру и  двум покатым меловым горам, с обеих сторон возвышающихся над петляющей  между ними этой  вконец разбитой,  скользкой дорогой...

----------

Мины  словно коровьи лепешки  ложились одна за другой, всего  в нескольких метрах от наспех вырытых в осклизлой, глинистой почве окопах, принуждая промокших солдат плотнее прижиматься к неровным стенкам и лужистому дну... 

- Товарищ капитан. Третий на проводе...

Сержант-связист распахнул над офицером плащ-палатку и передал ему мокрую телефонную трубку.

- Третий, третий...Восьмой слушает...Але, Але...

Жилы на шее капитана вздулись и посинели.

- Я вас не слышу, говорите громче...Третий, третий...

Разбуженной пчелой,  прожужжал осколок упавшей невдалеке мины и связист, так и не выпуская из кулака обремканный край плащ-палатки, завалился на бок. Из развороченного горла толчками ринулась ярко-алая кровь, тотчас окрасившая меловые лужи в розовое и тут же  в телефонной трубке что-то щелкнуло и грубый мужской голос, видимо заканчивая разговор,  выдавил:
-...А если ты Кутенков, мне к завтрашнему вечеру высоту 18/6 не возьмешь, я тебя, как суку последнюю перед строем, без суда и следствия... Так как ты сейчас, ио командира батальона, а значит и спрос с тебя будет как с командира...Запомни,  Валерий Михайлович, твои ребята  нынче дорогу  целой армии прокладывать будут...Понял, Кутенков, какая тебе нынче честь выпала?

- Так точно, товарищ третий, понял!  Конец связи. - проорал капитан и обессилено опустившись на колени в светло-серую, меловую мешанину, механически  положил  мокрую, склизкую трубку на эбонитово - черный аппарат, все еще сжимаемый уже наверное остывшими, побелевшими пальцами погибшего связиста.
- Так точно, понял- казалось молодой капитан все еще продолжает разговор с начальством

... Еще бы не понять...Перед строем, как суку...Меня!? Как суку последнюю...Вот ведь блядство...Как суку!?  Не дождетесь, товарищ третий, я и без ваших угроз здесь, на этом долбанном, промокшем мелу подохну...Как суку...Хрен вам в грызло! Как суку...

Офицер раз за разом бросал трубку на аппарат, все тверже и грубее, пока та не брызнув веером осколков, не развалилась в руках исходящего психом капитана....

Солдаты, чьи головы в грязных касках и насквозь сырых пилотках, торчали из оплывших окопов,  старательно отводили глаза, стараясь не смотреть на истерику своего командира, но странная реакция обычно спокойного, молодого  офицера смущала опытных мужиков, заставляла гадать о телефонном разговоре,  ближайших,  неведомых пока еще приказах начальства...

Словно побитый, обессиленный и промокший Кутенков поднялся,  и, направляясь к себе в блиндаж,  утомленно бросил подоспевшему ординарцу:

- Телефон и чай. Чай в первую очередь.

Ординарец-ефрейтор, пожилой мужик, годившийся капитану в отцы,  неловко козырнул и, буркнув совсем не по-уставному:- Сейчас, сынок, я мигом...- исчез за пеленой дождя...

- Забившись в угол своей землянки-блиндажа, капитан с удовольствием выпил горячего чаю, и словно бы отошел душей, отогрелся несколько.

- А что, Николай Иванович, - спросил он своего ординарца, покуривая и  отводя взгляд от этого видавшего жизнь, опытного человека, да и солдата...

- А как вы думаете, сможем мы сквозь эти горы пройти?

- А-а-а - Протянул ефрейтор,  проникаясь необычайной жалостью к своему совсем еще молодому командиру: двадцать пять, что это за возраст для настоящего командира? Так, кутенок, а не боевой командир...

- Наседают значить? Требують?- Он присел рядом с командиром и громко, по - домашнему вздохнул:

- Нет, Валерий Михайлович, нахрапом нам этих горбов не взять... Были бы просто горы, еще куда бы ни шло, а это ж чистый мел - сейчас под дождем он ровно солидол, прости Господи...Можно конечно попытаться ночью ступенек понаковырять,  авось получится, но боюсь один хрен, минут через десять они замылятся...Вона, дождь не переставая уже трое суток сыплет...Осень одно слово...Да и что-то меня уж очень кустики смущают, те, что на вершинах этих холмов колосятся...С чего бы это вдруг: вокруг лысо,  ровно у бабы на сиськах, а тут на тебе- кустики...Ох засада там чую, прости господи - пулеметы как пить дать...

- Похоже, что вы правы, Николай Иванович.

Офицер закурил и, поднявшись с низких, застеленных волглой соломой нар, заходил в сомнениях от стенки к стенке тесного блиндажа...

- Две горы, между ними дорога, узкая и скользкая, да на ней еще к тому же подряд два немецких танка закопаны, по самые башни...Плюс деревня за этими танками, домишки, хатки...Какие-никакие а укрытия...Нет, по дороге нам точно нельзя...А вот что с горами этими нам делать, а?

Молодой капитан прижался горящим лицом к влажным, шершавым доскам-стенкам землянки.

- То, что там пулеметные гнезда это, несомненно... Я сам бы их на этих макушках приказал установить, коли наши бы они были... А фрицы, что ж, разве дурнее нас когда были...? Нет...Но и не проверить эти кустики, эти треклятые макушки  я также не имею права...А если не пойду, донесут, как пить дать донесут...Доброхотов много...

Вы вот что, Николай Иванович, часам к шести пригласи сюда, ко мне  весь сержантский состав батальона, будем беседовать...И коммунистов естественно. В таком деле я могу, я имею права  только на добровольцев полагаться... На заведомую смерть,  по приказу,  я людей гнать не могу, даже если меня и как суку последнюю, перед строем...

Он закашлялся, и, выбросив окурок за дверь,  неприметным движением вытер выступившие слезы.

- Ишь ты,- в сердцах повторил старик- ефрейтор.- Как суку значить? ...Ну, ну...


...Часа в два ночи, когда полная луна умудрилась-таки  продышать сквозь плотную, промокшую дождем облачность бледное, белесое пятнышко, со стороны меловых гор раздались короткие, злобные автоматные очереди: сначала справа, а минут через десять и слева...

- Немцы, прости Господи...- с выдохом подытожил старый ординарец, и,    покопавшись в мешке, выудил  сытно булькнувшую фляжку...

- Ну что, товарищ капитан, за упокой по пятьдесят капель?

- Да ты что, Шилов? Совсем здесь, в ординарцах охренел...За упокой пить...Да еще вернутся, как пить дать...

- Нет, товарищ капитан,  ужо не вернутся...- домовитый мужик  перекрестился и аккуратно перелил спирт во фляжку.

- Я с подобной хренью еще в финскую сталкивался. Тама тожь, что ни дерево, то кукушка-снайпер засел, что ни горка, то пулемет обязательно...
- Это немец стрелял, их  автоматы, немецкие...  А у наших пистолеты были заготовлены, да ножи... Вы сами приказали...

- А раз сами, то и подождем до рассвета...- Буркнул Кутенков мрачно и зло, и вышел на воздух.

- Да кстати, Шилов,- проговорил он, устало присев на  деревянный ящик, невесть откуда и зачем принесенный ординарцем...- Пригласи - ка ко мне Курбатова...Ну того, лейтенанта от артиллерии...За жизнь поговорить хочется...


Под утро, белые от мела тела погибших разведчиков, словно по снегу, безвольными кулями скатились с крутых и склизких откосов...

 

Рассекреченные немцы - пулеметчики, особенно больше не хоронясь на верхушках гор, смело курили, постреливали по недосягаемым окопчикам,  и даже вроде бы перемахивались друг с другом...  Сволочи.

 


Старик, сопровождаемый собакой,  подходил все ближе и ближе к  подножию меловых гор. Дорога, петляя,  становилась все светлее и светлее (черноземная грязь уступала место мелу) по мере приближения к ним,  и вот уже полковник с чавканьем, трудно и нудно вытаскивая  из липкой и белой дряни безвозвратно испорченную обувь,  доковылял до изломанной, гнутой акации, примостившейся возле самой горы, той, что слева.

- А ведь не было тебя раньше... Точно не было. Я бы запомнил.

 Пробурчал старик, любовно похлопывая ствол дерева темной, с выпирающими жилами ладонью.

- ...Здесь мы, псина, с тобой, пожалуй, и заночуем...Чую,  сейчас нам до деревни и не доползти...

Полковник привалился к акации и, выудив из кармана бутерброд с колбасой, завернутый в промокшую газету, протянул его собаке.

Та (вот же интеллигентная сука), не торопясь, носом, высвободила угощенье из обертки и точно также неспешно проглотила его.

- Ну, вот и ладушки!- отчего-то  повеселевшим голосом проговорил старик обустраиваясь среди изогнутых ветвей акации, и приказал псу, а может быть и себе самому:- Все. Теперь спать...Спать.


- Товарищ капитан. Младший лейтенант Курбатов по вашему приказанию прибыл.
Молодой, красивый, с румянцем в пол лица татарин,  четко отдал честь и даже после предложения присесть,  остался стоять.

- Так и чем мы сейчас богаты?- Кутенков курил, отстраняясь от горького дыма, упрямо слезившего глаз...

- 76-мм полковая пушка образца 1927 года и к ней три снаряда. Расчет укомплектован полностью.

Курбатов отчеканил четко и разве что не радостно...

- Три!?- Капитан усмехнулся и, подойдя к лейтенанту почти вплотную, как бы, между прочим, поинтересовался,  глядя тому в глаза.

- Скажите Курбатов. Только честно. Что вы со своим «Бобиком» сможете сделать против двух танков, по башню врытых в землю?

- Если повезет, то можно бензобак зацепить...Тогда танку каюк...А так, максимум , заклинить механику поворота башни...Вот пожалуй и все, товарищ капитан...
- ...Вот, пожалуй, и все...

Повторил Кутенков,  все еще вглядываясь в лицо артиллериста.

 - А ведь мы с вами, товарищ лейтенант наверное ровесники...А помирать-то ох как не хочется...Нет, не хочется. Ну ладно. Это все пустое...Пушку измазать мелом, расчету приказываю быть рядом. Через четверть часа начнем...

- Слушаюсь,  Валерий Михайлович.

Курбатов выскочил из землянки и поспешил к своим артиллеристам.


...Первый же выстрел головного немецкого танка, превратил  полковую пушку в груду искореженного, бесполезного металла, а пулемет второго, положил всех семерых человек расчета, включая младшего лейтенанта.

...Телефон  бесполезно надрывался в командирском блиндаже, исходя истерическим зуммером вызова, но никто, ни связист, ни старик ординарец, ни сам капитан Кутенков не слышал, да и не мог услышать призывные эти  звонки. Батальон, раз за разом бросался вперед по склизкому раскисшему мелу, откатывался назад,  отброшенный пулеметными очередями, оставляя лежать на глине все новых и новых погибших солдат.

 

- Да что же у нас, блядь, авиации вообще не существует?

Думал Кутенков, озлобляясь все больше и больше,  глядя на потерянных, понурых, промокших и обессиленных своих солдат, в очередной раз отброшенных в  полуразрушенные, обвалившиеся окопы.

- Кому на хрен нужны эти бесполезные потери? Во имя чего? Во имя победы? Родины? Сталина?

Да знает ли он, этот самый Сталин, что чувствует себя человек, ползущий по глине и почти в упор расстреливаемый пулеметами? Ни хрена он не знает...Да для него небось, что один человек, что сотня- все едино...
И что могут дать для победы, окончательной и всеобщей победы,  эти сутки, унесшие с собою столько человеческих жизней, когда основные силы армии, следующие за нами, с их артподготовкой, авиацией, и свежими полками и батальонами могли бы занять эту высоту в считанные минуты?

Небо почернело и казалось, упало настолько низко, что вытяни руку, и она утонет в  серой, равнодушной круговерти.

Дождь. Крупный и холодный дождь стеной рухнул на землю, безжалостно заливая и без того промокших и замерзших людей.

- Братцы.

Кутенков поднялся во весь рост,  и  ладонью,  смазав глину и дождевую воду с лица,  крикнул:

- Братцы. Я знаю. Вы устали. Вы очень устали...У меня сейчас нет ни кухни, не спирта, что бы накормить и напоить вас. Но поймите, послушайте меня, родные мои...Вы все, вы почти все старше меня, умнее и опытнее, но я прошу вас, я прошу вас выслушать меня быть может и в последний раз.

Мы должны, мы просто обязаны занять эту долбаную высоту 18/6. Я мог бы приказать, но я не буду этого делать...Я не могу, не смею этого сделать...Я вас прошу, еще раз в последний раз...Пока дождь и видимость никакая...Я вас прошу...

...Танки пылали подожженные бутылками с «коктейлем Молотова» и темно-багровые языки пламени рвались к тучам, словно усмехаясь над проливным дождем и осенней, быть, может, последней в этом году грозой.

 

И капитан,  уже было,  с радостью вскинулся, поднимая солдат в последний рывок, в последнюю атаку, необходимую для захвата никчемной этой, безымянной украинской деревушки, отмеченной на карте как высота 18/6, как вдруг резкий, ломаный гром придавил его к земле, а сиреневая, удивительно долгая вспышка молнии осветила шлагбаум,  перегораживающий дорогу.

Но не шлагбаум, и, даже не эсесовцы, стоявшие за ним,  заставили капитана, уже почувствовавшего вкус победы на своих, в кровь растрескавшихся губах,   кинуться к телефону, а дети и бабы, путами привязанные к бревну этого самого шлагбаума.

- Третий, третий. Я восьмой. Атаку вынужден приостановить. Как слышите?

Я не могу продолжать захват высоты...Здесь на пути дети и женщины...Как слышите, третий?

Связь сработала...Но кто знает, быть может было бы лучше, коли не донесись до капитана злой с придыханием голос третьего...

- Ты что, разорался капитан,  как гимназистка, целку потерявшая? В рот тебя, не командир, а баба какая-то...Высота должна быть взята еще вчера. Я главкому уже доложил, а ты верещишь тут: дети, дети...Вперед. Война все спишет. Вперед, а не то я тебе лично яйца оборву...Своих детей никогда уже не заимеешь. Все капитан и больше не звони...

Грянул гром, и разряд молнии  словно разделил жизнь, и самую сущность  Кутенкова на две половины, до и после этого страшного телефонного разговора... И та, нынешняя  его половина, отбросившая телефон в грозовую темноту, вскинула автомат и нажимая спусковой курок закричала, заглушая в себе остатки всего человеческого:

 

- Вперед, мать вашу! Огонь!


Деревушка казалось,  совсем не изменилась за эти годы.

Все те же домишки, беленные известью, с оконцами и чахлой геранью за пыльными стеклами, все те же палисадники с лопушистыми подсолнухами за кривыми штакетниками, все тот же колодец на отшибе...

Валерий Михайлович покурил и обреченно подошел к висящему на проволоке ржавому колесному ободу. Резкий дребезжащий звон, пересилив шум дождя,  поплыл над деревушкой.

 

Постепенно к старику стали собираться местные, немногочисленные жители.

 

Последним, на каталке с колесами от детской коляски, приполз безногий мужик, хмурый и не выспавшийся...

Кутенков отбросил в сторону железяку, коей все это время, не переставая, долбил по ободу и, вглядываясь в недоуменные лица, бухнул на колени, в лужу, в грязь...


...Яркий  свет прожектора  осветил   железнодорожное полотно, крупный гравий насыпи, придорожные заросли акации и полыни, выхватил из темноты безвольно распростертое  поперек серебра рельс черное, неподвижное тело. Истеричный  гудок,  разбудивший промокших  ворон в далеком, по-осеннему черном березняке, и безрезультатная попытка разом вспотевшего машиниста притормозить, остановить ход  тяжелого,  состава - все смешалось в  безрассудно громкую и бесконечно наивную попытку судьбы переосмыслить, переиграть, переписать заново чью-то граничащую с самым страшным смертным грехом,   волю...

...Дрожали крупной дрожью  холодные рельсы.  

... Словно порченные цингой зубы, ходуном  ходили полусгнившие шпалы среди черного щебня.  

А  там, за залапанным окном кабины,  машинист  в безнадеге зажмурил набрякшие  веки,  успев подумать,  что еще наверняка можно  отпрянуть, откатиться в сторону, переосмыслить -  в жесткой траве, пропахшей мазутом и металлом, это глупое  свое решение... Можно...Наверное можно.  Но  только тот,  лежащий  поперек рельс, ровно, как и шестьдесят лет назад прищурился и, выдохнув легкий матерок,  прошептал:

- Ну что ж, давай капитан, давай...

...Состав давно уже умчался в сырую мглу, недовольно и зло переругиваясь с ночным эхом, а Кутенков все еще лежал рядом с железнодорожным полотном, уткнувшись крупным носом в холодный,  мокрый щебень,  плакал и, сглатывая соленую сукровицу разбитых губ, затравленно повторял одну и ту же фразу.

 

- Зачем!? Зачем ты вытащила меня, песья твоя рожа...Ты же видела, ты же все видела, они, они со мной даже разговаривать не стали...Нет, не стали...А ты!?...

 




Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Гость - 'Гость'

    Все провокационные и положительные коменты написаны никами и гостями и поэтому никакой литературой силы не имеют.
    Достоевский вы достали. У вас нет ни совести, ни чести. Не видать вам селёдки ни другой вкуснятины у Валерии.
    Дир.ср.шк. дл. тру. вос. дет.№29. И.И.П.
    г.на Укр.на.рек.Синюха.

  • Гость - 'Гость'

    Ну, Дорман, ну сукин сын, во врезал Демидову!
    Разложил ветерана, как неопытную девушку, за обещание совместного путешествия на Азорские острова. Правильно реагирует на всё это г-н Аврутин: \"Перевешаем кулаков, попов, помещиков\" И хорошую премию за это обещает: 100000 руб. за повешенного. Деньги, на сегодняшний день, пустяковые, ( в условиях сегодняшней инфляции)но и кулаков, и прочей шушеры, на наш суетный век хватает. Так что, если не умением, то числом, соберём обозначенную сумму и хорошо посидим, если г-жа Валерия поможет с сыром и голландской селёдочкой.

  • Гость - 'Гость'

    Добавление с опозданием к комменту: \"«Дзядзечка, не забівайце маю сястру!» - «Кроў і попел Дражна»
    Отправил \'Гость\' дата 2010-03-22 08:31:34\".

    В октябре-ноябре 1920 года, т.е. на самом финише Гражданской войны Ленину предложили план провести Красную армию по тылам вражеской территории. Ответ Ленина из книги \"Ленин В.И. \"Неизвестные документы. 1891-1922.\" М.,1999.С.400: \"Прекрасный план! Доканчивайте его вместе с Дзержинским. Под видом \"зеленых\" (мы потом на них свалим) пройдем 10-20 верст и перевешаем кулаков, попов, помещиков. Премия: 100 000рублей за повешенного\" (в условиях тогдашней инфляции деньги не особо крупные).

    Марк Аврутин.

  • Газета \"Правда\" - орган ЦК КПСС. И любая другая газета, журнал или издательство, - всегда публикуют то, что решает начальник. Время устроило мир таким образом, что люди, мечтавшие о деятельности в издательствах - в любом качестве - получили право делать это за свой счёт. За свой счёт печатаются, так же платят критикам деньги за хвалебные статьи в журналах. Нет, плохой пример! Это вы знаете. Поэтому возьмём артистов, которые, чтобы \"не ждать милости от природы\", сами рвутся в режиссёры кино и спектаклей. Там дают себе роль, и т.д. Т.е. все стремятся \"командовать парадом\". И попробуй вякни на тех, кто стоит на трибуне, принимает парад! Так? И на хозяина издательства не вякнешь, и в кино, где сам себе режиссёр. Это даже я понимаю! Непонятно другое, о чём пишу не первый раз! Как предъявлять претензии Валерии Андерс, которая за собственный или найденный где-либо счёт создала сайт, где хочет сама быть хозяйкой, редактором и даже комментатором, который вправе высказать мнение своим стилем слогом, даже не как хозяйка и..?
    Не понимаю! Представляю себе свой сайт, где автор или читатель начнёт на меня наезжать, дескать я веду НЕ ЕГО издательскую политику! Нет! Я его не пошлю никуда, но спрошу: \"А чья политика должна быть в моём доме? Пардон, в Домене. Т.е. До мэнэ, - это никак ни до тэбэ! На чей вкус подбирать работы? О какой вине шефа, Валерии Андерс, может быть речь? Она шеф, платит за свою фирму, деятельность и игрушку! И не проще ли, господин Демидов, создать свой сайт, пригласить туда людей, отбирать нужных ВАМ авторов и т.д. чтобы в честной борьбе бригад коммунистического труда показать, чья бригада, цех, завод или Орган больше... достоин чести называться Литературным. И, дай Бог, кто-то перебежит на ваш сайт, - а остальные начнут, как пишет всегда Миша Верник, - учится, учиться и много раз (до смерти, не дай Бог) учиться у лучших литератораторов, чтобы, наконец, перебежать к вам. А почему нет? И мне это даже на руку! Вы же заберёте лучших, значит и я здесь вроде бы как-то всплыву. О! Интересно! А на сайте Президент-кремлин.ру вы ещё права не качали? А давайте вместе попробуем! Они же нас здесь не достанут? Да и нужны мы им... Просто запустят какую-то какашку в наши компьютеры и мигом затихнем. Дескать, вот тебе и Юркин день! Собственный лит. сайт - это точно не ресторан, куда можно заслать санэпидсанитаров, когда мухи с котлетами. Нет! Здесь, как в настоящей \"Правде\", командует парадом никак не Дорман (это я уже понял), значит и не Демидов. Мы даже до модератора не доросли. И по Правде, - не верю, что в советскую молодость вы повышали голос и топали ногами на руководство. Или, именно потому, что там не... поэтому решили хотя бы немного здесь. Зря! Уходит жизнь, ничего не меняется и... Я всё сказал.

  • \"Прости, небесное созданье...\"
    До сих пор я слышал упрёки, что отвечаю всем (огрызаюсь!) и даже очень не коротко. И вдруг ваше - \"Вот Бизяку, Хаустову, Дорману я написал своё мнение. И меня не послали, а могли, но и не ответили, а могли бы\".
    Т.е. я не понял претензии, поэтому перечитал несколько раз и - вот. Опять не понял. Где и что вы написали \"Бизяку, Хаустову, Дорману\" и, где я не ответил, хотя вы ждёте по сей день? Уточните, мой друг и земляк, я обязательно отвечу.
    Здесь специально прошёл от своего комента до вашего, и не нашёл причин для волнения и обид.

  • Отправил \'Гость\' дата 2010-03-22 08:31:34 - Спасибо за приложение. В этом случае я сравнивал язык изложения. Даже и потому что позволил себе сказать нечто Вл. Борисову.

  • Чур, коллега мой Ефим,
    Средь баронов я не жил
    И не знаю как они
    Речи все ведут свои.
    У Ирины и Петра
    Совпадала речь…Ура!
    Ты совок и я совок -
    Был у нас один шесток,
    Так что нечего, по-новой,
    Делать из меня барона.
    Ни к чему мне был решпект,
    Как и вариант его - респект.
    Иностранные слова
    Нам, что шляпа для осла…
    Говорить будем по-русски,
    Даже выпив без закуски.
    СТ.

  • Гость - 'Гость'

    Ирина Лейшгольд говорит с нами нынче по-царски.
    Талейсник комменты ей пишет теперь по-баронски,
    А мы островные в ответ лишь по-островитянски,
    рабоче-крестьянски, но только не по-совковски!
    Др.Ефим, Палата № 6.

  • Гость - 'Гость'

    Вы показали трагедию человека, взявшего на себя страшный грех и прожившего с осознанием этого греха долгую жизнь.

    Сильно и жестко...Ни убавить, ни добавить

    Как всегда, отличная проза. На сей раз и о войне.

    Рассказ отличный! Да, отдельно взятая трагедия в мире огромной трагедии - войны. От этого она меньше не становится. Очень сильный рассказ, который помимо моей воли - зацепил.

    Многоуважаемый Владимир, тяжелый, и по ощущению правдивый рассказ, прошил меня насквозь.
    .
    Солидарен с положительными оценками рассказа. Его достоинства искупают его недостатки.


    Ув. господин Борисов, сказал бы я вам больше, но боюсь переборщить. Говорю честно-понравилось.

  • Поскольку Петр Первый, разговаривал, как Вы сейчас, то советую и дальше разговаривать только по-царски. И нас, грешных, поучать...

  • Петр Первый,как и я,говорил \"решпект\".

  • Я знаю разницу между ЛИТО и ЛИТ, но в моём шутливом экспромте мне для рифмы лишним оказалось\"О\". И я её убрал. Всё понятно? А Вы становитесь похожей на тех, кто делает незначительное замечание, по пустяку, подчёркивая своё внимательное прочтение того, что и я прочёл достаточно внимательно...
    Так что Ваш решпект, который правильнее писать в русском произношении респект, тоже меня не устраивает...
    Просто, с уважением.

  • Гость - 'Гость'

    «Фантазии, вариации неуместны для нынешнего поколения на тему о войне. Наверное даже кощунственно. Это моё мнение».

    «Для писателя и поэта нет запретных тем и масштаба выдумки, но авторский ДОМЫСЕЛ обязан быть таким, чтобы читатель ПОВЕРИЛ автору».

    «А читая Ваш текст, душа все время кричит, словно Станиславский: \"Не верю!!!\"».

    «По-моему, Вам нужно как можно больше ЧИТАТЬ крупных писателей о войне, - начните с Хэмингуэя,
    продолжите Некрасовым, Казакевичем, дальше - Быковым и т.д.».

    «В результате всех этих ошибок и многих других Ваш рассказ превратился в неубедительную выдумку со вполне определенным умыслом».

  • Гость - 'Гость'

    Вот за что я люблю наш остров и его членов, так это за то, что под каждым коментом, или в начале каждого комента, стоит УВАЖАЕМЫЙ!!!
    Это говорит о том, что тушканчики нам до лампочки, и дули рули пули, только причина поговорить с близкими людьми.
    Вот и Ира с решпектом к нам. И кто-то пал жертвой какой-то заразы…
    И я ищу на кого бы обидеться. Стоп!!!
    Это я ищу?
    Да после таких коментов \"2010-03-23 07:03:13, я на Семёна лет пять не должен обижаться.
    Ребятушки, хватит.
    87 коментов подтверждение тому, что рассказ написан был не зря. И точка.

  • Ув.доктор Семен! Позвольте поправку: ЛИТ и ЛИТО - две большие разницы,ЛИТ - это была цензура. Перед тем,как книга поступала в печать,надо было получить печать Главлита.Это так,к сведению. А коммент Гули Вы прочли недостаточно внимательно.
    С решпектом.

  • Снова Вы ищете, на что бы обидеться, снова Вы узрели какой-то подвох в моём комменте. Я только попросил временно задвинуть тушканчиков в нору, чтоб не мешали обсуждению. А Вы за них обиделись и Бизяк даже подключился Вас спасать со своим RESPEСTом... Всё то Вы зря меня подозреваете..
    А вот насчёт коммента про Гулю, то он не правильный, ибо Гуля Володю не хулила, а Леонид зря ЛИТО назвал болтовнёй. Вот ему я и написал считалочку:

    \"Рули, рули, рули, рули -
    На тебе четыре дули»:
    Что пристали к нашей Гуле,
    Не туда все Ваши пули,
    Ведь Володю не хулила -
    Комментаторов на мыло
    Лишь таких, как Леонид,
    Что обидел целый ЛИТ.

    С уважением ко всем, с кем беседовал, СТ.

  • Гость - 'Гость'

    Отвечаю по порядку.
    Ув. Борисов, к вам слова о лже евреях, как и о лжепророках не относятся. Коменты вы мои к вам прочли и моё мнение о рассказе знаете.
    Семён.
    Семён, и что-то я вас не понимаю.
    Неужели мои коменты хуже этих:
    ...Ой ты гулишки-гули,
    Ты Б.Володю не хулИ??????????
    А может ваши кулинарные коменты вкуснее?
    Или котлеты вам по вкусу, а тушканчики нет?
    Значит я увожу в сторону дискуссия, а Гуля и др. гости нет?
    Семён, вы же знаете, как я люблю читать. И как я вникаю в каждое слово, в каждую букву. С первых строчек я вместе с автором шагаю по его рассказу и вижу то, что мало кто увидит. Может я ни так пересказываю увиденное, как другие комментаторы, может мне кто-то руки отрубил, вырвал язык и меня трудно понять, а других комментаторов можно, вы мне так и скажите:- Верник ваши коменты говно и пошел прочь с острова. Тогда мне всё станет понятно. А то все блин ангелы, а я козёл.
    Саша Бизяк.
    Спасибо вам. Вы хоть меня не обидели. А то каждый норовит по тыкве долбануть. Но гости это понятно. Бл--и они, и всё! А тут свои, товарищи. Обидно. Понимаете, обидно.
    Больше хороших коментов писать не буду. Хоть буду знать чего ругают.
    С ув. ко всем товарищам.
    М.В.

  • Всё переслащенное – сладко,
    А пересоленное – гадко,
    Что переперчено – горчит
    От пустословия – тошнит…
    В литературе нет гурманов,
    Куражатся там сыто-пьяно,
    Лишь те, кто воду в ней мутит,
    На всякие БЗ ворчит.
    Не нравятся иные строчки,
    Придумывают заморочки,
    Не верят ничему зазря,
    Чтоб комментировать не зря…
    Без замечаний ни на шаг,
    Как будто сам он из варяг,
    И топчет робкие ростки,
    Что строчек первые листки…
    В плите не скрыться Вам, мадам,
    Там нет вопроса: дам не дам…
    К ответу призовут рассказы -
    Мы пали жертвой той заразы…

  • Гость - 'Гость'

    Ой ты гулишки-гули,
    Ты Б.Володю не хулИ

  • Согласна на 100 процентов.

    Компот,котлеты, масло в каше -
    Конь сыт и все,что надо,вспашет.
    С солидарностью,И.Л.

  • Консенсус - блюдо для гурмана,
    Не каждый его вкус поймет.
    Намного лучше для финала
    Дать переслащенный компот.

    Опять убегаю к плите.

  • Болтали все, теперь, поди ты!
    Решили «положить» на ЛИТО.
    Зовёт плита, подняв забрало,
    Обед, котлеты – дел навалом…
    Чтоб стало в общем шито-крыто…
    Поели, встали, перемыто -
    Корм оказался всё ж в коня.
    Коль запятых нет – всё фигня…
    Немного странная концовка -
    Нет в ней консенсуса. Неловко!

  • С самокритикой:


    Чем силы тратить на советы,
    Вари обед и жарь котлеты.
    Там точно будет корм в коня,
    А здесь... пустая болтовня!

    Пошла к плите. :sigh

  • С добром - но чуточку сердито:
    Семья важней любого ЛИТО!

  • Гость - 'Гость'

    Мне интересно читать ваши комменты, господа хорошие. Сам рассказ меня не затронул так, чтобы очень. Фантазии, вариации неуместны для нынешнего поколения на тему о войне. Наверное даже кощунственно. Это моё мнение. У каждого есть своё. Но до чего же многие здесь раздражительны. Не по-господски это. Терпимей надо быть к оппонентам. ЛИТО - это, пусть начальная, но школа литератора. Я сама хожу с трепетом на заседание. Бросаю ))) семью и два раза в месяц она обедает без меня. Леонид, это много полезней, чем язвить здесь. Всем добра! С весной вас!
    Меня зовут Гуля

  • Гость - 'Гость'

    Спасибо дорогая Фаина. Апладирую стоя.Вл. Борисов.

  • Гость - 'Гость'

    пошла дискуссия не в том русле, господа. Не отвлекайтесь \"от темы рассказа\", чтобы понять, о чем можно писАть, а где воздержаться. И что на сайте будут ликвидировать? Заранее предупреждать надо. Зачем мы тогда комменты пишем? Не говоря про авторские работы.
    Начинающий комментатор.

  • Уважаемый Семен, отвечу вам так: Демидов и так называемый Сергей пишут явную чепуху - они просто - напросто отменяют такой огромный раздел художественной литературы, как исторические романы, которые зачастую описывают события 80 - 100 - 150 - 200 летней давности. Тем более является абсурдом отменять художественную литературу о войне, о такой животрепещущей, наиважнейшей теме. Напомню тем, кто пишет о третичности , что рассказ Борисова написан по реальному факту, написан так. что за душу хватает. И пусть даже есть мелкие огрехи, но написать, что этот рассказ не надо было публиковать - да это просто злопыхытельство. . Множество авторов русской и западной литературы писали в прошлом и пишут сегодня исторические произведения и для этого используют многочисленные архивы, мемуары и т. д. Так что ваши советы Борисову писать о себе и больше ни о чем - никуда не годны, это значит надо ликвидировать на сайте большую часть произведений, в которых авторы писали не о себе, а на другие, разнообразные темы.

  • Гость - 'Гость'

    Вы когда-нибудь с ежом сексом занимались?
    А чему вы удивляетесь?
    Вы полную чушь и ерунду в своих комментаих пишете, ну и я вам помогаю!
    Вы хоть половину рассказа прочтите, а потом уж высказывайтсь!

  • Гость - 'Гость'

    Дорогой Семен!
    За что ты ополчился на тушканчика?! Тушканчик - с любовью воспетый мной зверёк. Перечитай моего \"Профессионала постельного режима\". Правда, там был СУСЛИК. Но они с ТУШКАНЧИКОМ - одной породы гроызунов.
    Мой суслик, как и тушканчик Верника, тоже прятался в норке своей подружки, когда они делали сексуальную \"игратку\" на любовном ложе. И поверь мне, это не самая плохая норка как для суслика, так и для тушканчика.
    Это подтвердит тебе любой авторитет, мнения которого ты ждешь.
    Согласись, мой друг, я прав.
    А Мише Вернику, любителю тушканчиков, как принято говорить у нас на Острове, - мой искренний RESPECT!
    САША

  • Гость - 'Гость'

    Господин Верник. Прошу пардону, но что означает Ваша фраза:
    Так таких лже евреев полным полна коробочка. Они всегда были, есть и будут. И х-р с ними.
    Будьте любезны, расшифруйте пожалуйста...Боюсь что я Вас могу понять не верно...Борисов.

  • Гость - 'Гость'

    А я вас прошу ув. доктор Семён не трогать моих тушканчиков. Я ваши башмаки не трогал? Не трогал.
    Потом, (от слова ПОТ-запах)не гнушался, а радовался. А вы моего матросова в норку. И каких ответов вы ждёте. От кого. От товарища Борисова? Так таких лже евреев полным полна коробочка. Они всегда были, есть и будут. И х-р с ними.
    Семён, спрашивайте у меня. Я вам всегда отвечу и даже для этого отравлю тушканчика или подорву его на минном поле. С большим уважаением М.В. И спасибо вам за то, что меня в пример поставили.

  • Мне, кажется, что обсуждение рассказа прошло на хорошем уровне. Все комментаторы едины в том, что перед нами талантливый, самобытный и не стандартный автор. По теме рассказа были разногласия, но все комменты были написаны в вежливой форме, по теме и главное не формально. Видно, что комментаторы не пожалели времени, сил и эмоций, чтобы написать искренне, а не довольствоваться формальным комплиментом: типа - я сегодня я напишу \"хорошо\", а завтра мне ответят \"превосходно\". Это лишний раз подчеркивает уважительное отношение к автору.

    А принять во внимание замечания комментаторов или проигнорировать их - это право самого автора, и никто не собирается лишать его собственного мнения.

    Поэтому, я предлагаю, если нет замечаний по существу, закрыть дискуссию красиво.
    В любом случае, и рассказ, и автор заслуживает этого.
    С уважением ко всем комментаторам, Ирина

  • Прошу Вас не уводите в сторону разговоры. Вы мешаете мне получить серьёзное разъяснение своим тушканчиком. Загоните его пока в норку и послушаем как мне ответят авторитеты. Я ведь не зря Вас поставил в пример. Так что почитаем ответы, а потом пошутим.
    Спасибо за отсрочку повести о тушканчике- Матросове.
    СТ

  • Гость - 'Гость'

    Ув. Борисов, да не спрашивайте этих знатоков, что можно писать, и что нельзя.
    Нет такого закона и правил запрещающих писателю писать на какие-то темы.
    Как говорит мой дядя, а он член союза ПЧХ-писатель не обманывает и пишет обо всём, о чём ему хочется написать.
    Вопрос КАК написать???
    Написать:- Он обнял её, их глаза встретились, дрожь пробежала по их телам и он сказал:- я тебя люблю. Она заикаясь ответила:- и я тебя тоже.
    Так может написать каждый дурак. А вот придумать что-то новое, только тебе подобное, может не каждый.
    Ув. Борисов, а вы знаете, где-то вы правы. Вот, например, меня, я говорю о себе, не интересует история Куликовского сражения. Или история жизни тушканчиков средней полосы России.
    Но!!! Если кто-то напишет историю тушканчика, который совершил подвиг закрыв своим телом какой-то дот, или дзот, или о том, как он в Индии нашёл сестру с таким же родимым пятном на плече, или ещё что-то такое, то мне будет интересно.
    Вот и всё. С добрым утром вас и всю Россию.
    И пишите. Учиться вам не не надо. Читатели у вас есть. Критики есть. Завистники есть. Ну, вы просто нормальный человек. Всё у вас есть.
    М.В.

  • Уважаемый Вячеслав! А хорошие рассказы Верника Михаила о войне,которой он тоже не нюхал, так как ещё не родился или был младенцем. \"Без вести пропавший\" и \"Тотеле\", он вправе был писать. Я думаю, что имел, так как прекрасно отразил то, что могло быть на основании услышанного или рассказанного ему теми, кто был очевидцем или свидетелями описанных историй.
    А как же Ирина Коровкина в отношении вторичного или третичного должна высказаться, ведь Мишу-то она не обидит. И правильно поступит.
    Наивный и не обученный СТ

  • Скажите, уважаемые, знатоки что и как писать, можно ли пересказать в своём произведении историю о давно прошедших временах, в том числе и о войне, основываясь на рассказах участников, очевидцев, по записям, дневникам их, письмам и не опубликованным ими воспоминаниям по тем или иным причинам. Естественно, привнеся в них некие художественные домыслы, писательские добавки, не изменяющие их сути, а только облекая их в форму художественных произведений.
    Этот наивный, как вам покажется, мой вопрос и стихотворений касается.
    Спасибо за ответ.
    Наивный СТ

  • Многоуважаемый Владимир, тяжелый, и по ощущению правдивый рассказ, прошил меня насквозь... Да, многое, что творилось на той дикой, бесчеловечной войне часто отписывалось фразой - Война всё спишет... Вот такая правда, открытая вами, дикая и страшная. Тяжело читать такие произведения, но знать всю непрекрытую правду о войне нужно не только нам, переживших так или иначе её, но и молодому поколению, которое, возможно, убережет мир от войн... Ах, как хочется верить в это!
    С искренним уважением - Ариша.

  • Господин Сергей и иже с вами!
    Честно говоря, я уже несколько устал от подобной полемики. Переосмыслив свои жизненные позиции, убрав собственное кредо как можно дальше, на горло собственной песне наступив и уступая мнению определенной группы товарищей, включая так называемого Сергея, я почти торжественно обещаю впредь писать только о славных подвигах пионЭров(я был в их рядах),комсомольцах(имел грех) и юных годах, проведенных в застенках детского садика с его незабвенной манной кашей. Хотя я заметил, что советовавшие (включая Сергея, которого, как мне кажется, я узнал по почерку) позволяют себе писАть в довольно широком спектре различных тем, лежащих далеко от их собственного личного опыта. Что же вы не прислушаетесь к собственным правилам? Или они годятся только для вас-избранных? Итак, надеюсь под серьезными публикациями лицезреть только ваши фамилии, господа. И я желаю Вам творческих успехов и тоже надеюсь, что они несомненно будут.
    Вл. Борисов

  • Статья Аркадия Сахнюка «Правда о героизме и подлости» в далеком уже 1979 году стала для всех читателей «Литературки» громом среди ясного неба. Речь там шла о неком Кривце А.Е. - командире группы из 6 человек, прятавшейся всю войну в глухом лесу близ Новой Басани Черниговской области и объявившей себя в 1943 году - накануне прихода РККА, партизанским отрядом имени Щорса, Герое Советского Союза, кавалере ордена Богдана Хмельницкого. Вскоре, после тщательной проверки, в 1980 году, Комиссия партконтроля при ЦК КПСС(КПК ЦК КПСС тогда возглавлял Пельше Арвид Янович) исключила ГСС Кривца А.Е. из партии. Ему было предъявлены такие обвинения: обман, преднамеренное искажение своих биографических данных при вступлении в КПСС, присвоение несовершенных подвигов и преувеличение своих заслуг во время войны; необоснованное обвинение в предательстве одного из активных участников антифашистского подполья, погибшего по его вине от рук немецких карателей, а также и то, что отбеливая свою шкуру, организовал после войны травлю детей погибшего по его вине подпольщика: сына Николая Ивановича Дьяченко - майора Советской Армии и дочери Нины Ивановны Дьяченко - учительницы. После исключения Кривца из партии Президиум Верховного Совета СССР Указом от 28 февраля 1980 года аннулировал Указы о присвоении Кривцу звания ГСС и награждении его орденом Богдана Хмельницкого первой степени как незаслуженно представленного к этим высоким наградам….
    Однако, накануне XXVIII съезда КПСС(съезд состоялся в июле 1990 года) А.Е. Кривец подал прошение о восстановлении его в партии и, самое удивительное, добился своего. В протоколе заседания Политбюро ЦК КПСС было сказано: «Учитывая, что т. Кривец А.Е. чистосердечно раскаивается в допущенных проступках, принимая во внимание его активное участие в Великой Отечественной войне, добросовестную работу в послевоенные годы, отмеченную многими правительственными наградами, а также ходатайство первичной партийной организации и ЦК Компартии Украины, восстановить т. Кривца А.Е. членом КПСС с июля 1945 г.» Вскоре после восстановления в КПСС , 4 декабря 1990 года и самый правдивый в мире советский Сокольнический районный нарсуд Москвы признал публикацию «Литературки» неубедительной. Да, посчитал суд, пусть отрядом имени Щорса, успешно прятавшемся всю войну в глухом черниговском лесу от немцев, уничтожено было не две тысячи декларированных раннее гитлеровцев, а много меньше - что это меняет по существу. – А ведь, именно эти фантастические приписки и были основанием для награждений Кривца А.Е. орденом Богдана Хмельницкого и присвоения ему звания Героя Советского Союза. Выдвинутое «Литературкой» обвинение в том, что Кривец повинен в гибели подпольщика И.А. Дьяченко, было тоже отклонено по причине того…, что документов о казни Дьяченко нацистами не найдено – хотя в материалах КПК при ЦК КПСС фигурировали доносы на И.А. Дьяченко в гестапо, писанные… Кривцом А.Е. и его чистосердечные признания контролеру КПК при ЦК КПСС Трошкину… Свои действия ГСС Кривец объяснял тогда так: «Я считал Дьяченко - предателем. Я хотел, чтобы его убрали сами гитлеровцы».
    В конечном итоге, 16 июля 1991 года – после успешного восстановления в КПСС А.Е. Кривец был восстановлен и в звании ГСС… Скончался 27 января 1992 года . Похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

  • Гость - 'Гость'

    Уважаемый Владимир!
    Критический анализ Вашего рассказа требует большщого, обстоятельного разговора. Как с точки зрения содержания, так и с точки зрения художественной формы.
    Но площадь Сайта и его формат, увы, не позволяют это сделать. Тут необходимо говорить серьезно, а не скороговоркой.
    Если бы на Острове устроить Семинар по прозе или, на худой конец, ЛИТО, в котором плодотворно участвует г-н Аксенов, о чем он сообщил в недавнем комментарии, тогда другое дело.
    А благодарить автора за \"новый аспект или новый материал о войне, который пытаются забыть и не вспоминать официальные структуры России\" - звучит по меньшей мере риторически и декларативно. Так же, как и говорить о скором Дне победы, который \"порохом пропах\".
    Ну, при чем здесь официальные структуры? Речь идет о КАЧЕСТВЕ литературы. А качество того или иного настоящего художественного текста НИКОГДА не зависило и сегодня не зависит от властного официоза.
    Так было всегда, начиная от Эзопа и заканчивая литературой наших дней.

    А вот возразить Вам, г-н Борисов, по поводу Ваших творческих позиций мне хотелось бы. Потому как Ваша авторская точка зрения неверна в принципе.
    Полемизируя с госпожой Коровкиной, Вы с издевкой пишете:
    \" Хорошо, я буду писать о своем жизненном опыте, Вы будете писать, Аксенов, Талейсник,Аврутин, Демидов наконец...и что останется? Воспоминания детства? Женщина с тележкой в магазине? Тяжелое существование в Хайфе? Пара строк под фотографиями заснеженного города?\"

    ДА-ДА-ДА и еще раз ДА, уважаемый Владимир!Писать надо только, исходя из СОБСТВЕННОГО ЖИЗНЕННОГО ОПЫТА И НИКАК ИНАЧЕ. И о детстве, и о женщине с тележкой в магазине, и о жизни в Хайфе. И даже \"пара строк под фотографиями заснеженного города\" могут быть гораздо интересней, нежели многословные прозаические простыни.
    Тем более, если речь идет о катастрофе, называемой войной.

    Вы восклицаете: \" А великая история великой страны? А гибель белого движения? А большевистский террор? А лагеря? А голодомор? А насильственная коллективизация?А самая кровавая война за всю историю человечества?\".

    Да-да, конечно же, Вы правы. Писать об этом НУЖНО! Но, как правильно Вам заметил г-н Демидов: \"Для писателя и поэта нет запретных тем и масштаба выдумки, но авторский ДОМЫСЕЛ обязан быть таким, чтобы читатель ПОВЕРИЛ автору.
    Вы пишете о войне, а у читателя создается впечатление, что Вы на ней не были\".
    Правду от читателя не скроешь.

    Да, есть великая литература о войне и Виктора Некрасова, и Василя Быкова, и Григория Бакланова, и Василия Гроссмана, и Виктора Астафьева... Писателей, которые писали о войне не по книгам, очеркам и фильмам, а о СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ войне, которую прошли через СВОИ окопы.

    Вы несомненно способный человек, и писАть умеете. Но пишите О СЕБЕ, о том, что пережили сами. О том, что знаете лучше, чем другие.
    Иначе, в чем права Коровкина, получается вторично и третично. Нет открытий. А если нет открытия и собственного почерка, тогда и нет настоящего писателя.

    Сегодня, после тех же Некрасова, Бакланова, Быкова, Гроссмана, Астафьева - сказать что-то новое о войне может и имеет право только тот, кто испытал ее на собственной обожженной шкуре. Иначе - подражание и калька.
    И уж, позволю Вас заверить, что, имея такую великую литературу, \"все мы, и те, кто живет за бугром (?!), и кто остался в России, не останемся без корней, без истории, без Родины\".

    Желаю Вам творческих успехов. Они у Вас несомненно будут. Только, еще раз призываю Вас, ПИШИТЕ О СЕБЕ.
    С уважением,
    Сергей

  • Ваша чеканная фраза:

    \"Пускай рассказы Борисова не идут вровень с классикой, но они увлекают читателей\",

    так искрится своей несказанной наивностью, что ее безусловно возьмут на вооружение все защитники и особенно защитницы любой слабой прозы. В том числе и Вашей, увы...

    Следующей фразой, полагаю, будет нетленка:

    ПУСТЬ ПРОЗА (проставить имя и фамилию автора) НИ ДО ЧЕГО НЕ ДОТЯГИВАЕТ И ВРОВЕНЬ НЕ ИДЕТ, - ОНА ПРЕКРАСНА, ПОТОМУ ЧТО МНЕ, ИМЕННО МНЕ И (проставить имя и фамилию соратницы) НРАВИТСЯ!

    ВД

  • Гость - 'Гость'

    Завидуйте мне господа писатели! Я гражданин острова Андерс.
    И это помогает мне совершенствоваться.
    И ничуть не унижает. А наоборот...
    А то, что касается сопель собаки, то ничего плохого в этом нет. Сопли они есть сопли. Что у человека, что у собаки, зелёные они, а иногда белые.
    Семён, говорят, что сопли относятся к жидкости не имеющей памяти, как, например, простая вода. Иначе при каждом сморке, часть памяти вылетала бы в свободное пространство. Пять раз сморкнулся, и раз, блин ты дурак. Мозги вылетели вместе с соплями.
    А что, всё может быть, или вы другого мнения?
    С ув. М.В.

  • Оценивая негативно тексты Борисова, Вы начинаете с общих фраз, а затем переходите к грамматическим и синтаксическим ошибкам, которые, конечно, не красят его. Но и не снижают до степени незрелого литературного произведения. Его интересно читать. Это первое.
    Второе, почему его домысел менее весом, чем домыслы всех перечисленных авторов о войне - Быкова, Некрасова, Казакевича и др.? Давайте оставим в покое Льва Толстого. Уже скоро 200 лет Бородинскому сражению.
    Что Вам показалось неправдой? Конкретно. Мысли Котенкова, его тревога, сомнения в приказе, трудности в решении рисковать людьми в форме или гражданскими?
    Почему некоторые прицепились к собачьему носу (сопливый, влажный – эка важность!), а Аксёнов обмишурился с меловыми горами. Это чаще обсуждается, нежели важные строки текста.
    Вы пишете:
    «Я внимательно посмотрел некоторые последние произведения, которые находятся на Вашей страничке, и с огорчением вынужден констатировать, что с каждым разом (по времени публикации) огрехов грамматического свойства становится больше и больше (например, все масштабнее страдает уменье расставлять знаки препинания), а неубедительных выдумок тоже становится всё больше и больше». Также акцентирует внимание и наш Достоевский – (б.з., б.з. , б.з….) Согласен. Автор и редактор должны читать внимательно перед публикацией…
    Снова о грамматике, знаках препинания и неубедительных выдумках, забывая назвать их. Знаки препинания мы и сами видим, а вот неубедительных выдумок я, например, не нахожу. Опишите или укажите, какая выдумка Вас не убеждает.
    Ну, не нравится Вам фраза об автобусе, а мне не нравится рассуждения бросаться под поезд либо нет. Я и написал это. Он ответил, что подумает. Это его право. Он и Вас послушает.
    Но почему Вы позволяете себе огульно осуждать произведения Борисова, считающимися большей частью комментаторов, т.е. читателей, среди наилучших… Мне его интересно читать, как и Бизяка, Ле Гезу, Зухру Абдул, , как было интересно читать Мошковича, Немировскую (светлая им память), как увлекательно писал Столяров,… Я перечислил рассказчиков, а не упоминал мемуары, заметки, путешествия, компиляции с прекрасной художественной обработкой, в том числе и Ваши, уважаемый В,Д.
    Пускай рассказы Борисова не идут вровень с классикой, но они увлекают читателей. Они вполне правдоподобны…И я в большинстве случаев ему ВЕРИЛ И ВЕРЮ.
    Я, конечно, не такой авторитет, учитывая полное отсутствие литературного образования, но у меня есть какое-то чувство, пристрастия, которым я доверяюсь. И не позволю себе, как Леонид, называть занятия в лит. объединении болтовнёй. Миша Верник всё время учится, и я ему завидую. Это его не унижает, а только помогает совершенствоваться. Как и Аксёнову, хотя он не является поклонником Борисова. А Фаина Мастинская, вкусу которой я и многие на сайте доверяют, считает его талантливым писателем и я с ней согласен. Демарш уважаемой Коровкиной неожиданное и неприятное для меня откровение, но это её выбор.
    Сандро Белоцкий пишет: - «Солидарен с положительными оценками рассказа. Его достоинства искупают его недостатки. А критику со стороны г-на Демидова считаю неубедительной». Подписываюсь под этим мнением.
    С уважением, СТ.

  • Господа,
    я не могу согласиться с тем, что тема ВОЙНЫ -вторична. Кстати, сама Ирина не раз к ней обращалась. А Владимир тронул свежий пласт -тему \"живых заграждений\", на которую долгое время было наложено ТАБУ, но с Перестройкой и свободой слова теперь может быть поднята.
    В небольшом рассказе дана драма жестокой схватки с врагом, переживания героя, отношение родных из ближайшего поселения к потере близких, которых использовали, как заграждение или щит против наступающих красноармейцев: Они \"даже не стали говорить\" с Кутенковым, показав своё презрение к проявленной им жестокости. Раскаяния героя рассказа, не посмевшего ослушаться приказа сверху, и его попытка суицида –всё делает рассказ цельным и трагичным. Но, как писала Коровкина в своём рассказе о Войне, «если тебя не убили, ты обязан вернуться к жизни». Герой вернётся, отогреет спасшую его «сопливую» псину, а мы задумаемся, надо ли продолжать «Военную тематику», если она некоторым кажется «вторичной»? Думаю, что –ДА, продолжим, ведь скоро ДЕНЬ Победы, что «порохом пропах».
    Ещё раз благодарю Владимира за новый аспект или новый материал о войне, который пытаются забыть и не вспоминать официальные структуры России, героизируя победителей по принципу – «победителей не судят». Но, справедливости ради, их судят те, кто потерял родных и близких, осознавая цену победы.
    Валерия

  • Уважаемый Владимир!
    Я получила рассылку и прочитала Ваш рассказ.
    В рассказе \"Война все спишет\" трогает переживание Вашего героя, человека мирного и честного, сугубо гражданского, неожиданно столкнувшегося с смертью, жестокостью и разрушением, в эпицентре которых он оказался и от которых нет защиты. Абсурдность ситуации, сосуществование несовместимого переданы вами в пронзительных диалогах и деталях. Считаю Ваш рассказ творческой удачей. Особенно ко времени приближающегося дня Победы 9 мая, когда становится понятным, какой ценой она досталась.
    Благодарна за новый взгляд о старых событиях и за память о погибших, никто не забыт! И мирное пострадавшее население тоже. Катя Костина.

  • Судя по Вашим рассказам, не в коня в корм. Лучше читайте классиков, как советует Демидов, чем тратить время по 4-5 часов на пустую болтовню.
    Леонид.

  • Дорогая Ирина. Я не могу, как это ни прискорбно с Вами согласиться.Что значит вторично, а тем паче третично...Хорошо, я буду писать о своем жизненном опыте, Вы будете писать, Аксенов, Талейсник,Аврутин, Демидов наконец...и что останется? Воспоминания детства? Женщина с тележкой в магазине? Тяжелое существование в Хайфе? Пара строк под фотографиями заснеженного города?
    А великая история великой страны? А гибель белого движения? А большевистский террор? А лагеря? А голодомор? А насильственная коллективизация?А самая кровавая война за всю историю человечества?
    Конечно, прочитав про гражданскую можно сказать-вторично, я \\то уже читала у Шолохова.Прочитав про лагеря-было у Шаламова, Про отечественную-было у Богдарева...Все это наверное правильно, но если не писать, если хотя бы не пробовать писать об этом, то все мы, и те, кто живет за бугром, и кто остался в России, совсем скоро останутся без корней, без истории, без Родины.
    Вспомните, раньше от ностальгии люди стрелялись, вешались, на брюхе ползли в Россию, наверняка зная что их ожидает как минимум лагерь, а теперь...Полностью размыты такие понятия как Совесть, Честь, Тоска, Родина...
    Я искренне рад, госпожа Коровкина, что Вы полностью солидарны с господином Демидовым. Мне с ним трудно спорить, не хватает ни образования, ни жизненного опыта, да много еще чего не хватает, но все равно я совершенно точно знаю, что писать о том, о чем пытаюсь писать я жизненно необходимо. И кто знает, быть может придет то время, когда и Вы и господин Демидов, скажите: а вот теперь я верю...
    В конце концов, за небольшим искключением проффессионалов от пера, все мы здесь учимся делать литературу, а иначе для чего все это? С уважением Владимир Борисов.

  • Гость - 'Гость'

    Мне пришло недавно приватное сообщение, «а не пристрастен ли к Борисову?!» Пришлось объясниться перед подателем сообщения, думаю, что нужно это и перед всеми сделать. Нужно для пользы Острова! … Я хожу на реальное литобъединение (ЛИТО). Собираемся к актовом зале музея М.Горького. От 20 до 50 человек, у кого зуд в мозгах и руки чешутся. Записываются в журнал выступающие со своими работами. Иногда их много. Раздаются в зал распечатки текста. И начинается … . Часов по 4-5 сидим без перерыва на туалет.)) Каждая работа обсуждается жёстко. Говорится не о достоинствах, только о недостатках!!! Только перья летят! И это нормально, работа над текстом! Сюсюкания ноль! … Если мне есть что сказать, говорю. Нет, слушаю других, мотаю на ус. Настолько это всё естественно, что ни о каком предубеждении к авторам просто нет. Если кто-то рискнёт опубликовать книжку, то приносит сумку с соответствующим товаром и устными благодарностями всем за честность.
    За сим Аксёнов.

  • Последний комментарий В.Демидова меня приятно поразил, без напрасных обвинений и оскорблений он по существу разбирает произведение. Не могу ни согласиться с его выводами. Уже давно хотелось написать Владимиру, что многие его исторические произведения даже не вторичны, а третичны. Обидно, что талантливый автор, обладающий большим жизненным опытом, не пишет о своих впечатлениях и переживаниях, а работает по принципу \"Война все спишет\", то есть, если замахнуться на большую и болезненную тему, то и огрехи спишутся.
    С уважением, Ирина

  • Гость - 'Гость'

    Спасибо дамы и господа, от чистого слова спасибо всем прочитавшим и отозвавшимся, как положительно так и отрицательно на мой рассказ.Хочется верить, что и те и другие говорили только от чистого сердца, без задней мысли, ни на миг не погрешив против собставенной совести и чести.
    С уважением Вл. Борисов

  • Гость - 'Гость'

    Приношу автору свои извинения. Я в геологии не случайный человек, но вот обмишурился. Меня взяла смута от слабости породы, чтобы стать ей основанием \"гор\". По рекомендации здесь на сайте вышел в инет на поиски \"меловых гор\". Они действительно есть. ... Любознательность моя пошла дальше. Выделение из носа у собаки бывает во время болезни \"чумка\". ... Ну, а то, что коровьи лепёшки не опасны для человека, подсказал мне сосед.
    За сим Аксёнов

  • Про критичность.
    И я, и ВСЕ члены Редколлегии всегда –ЗА конструктивную критику, но дружелюбную, не унижающую достоинства автора. Мы не только за \"хвалебные\" комментарии. И об этом периодически заявлялось.
    Что касается этого рассказа г.Борисова, то ни я , ни др. редакторы не сочли его «слабой вещью» из за лишних запятых и непонравившихся лично Вам эпитетов. Кстати, эти огрехи легко поправить. Так что не обессудьте, но «несвойственное» нам -и Вам, как члену Редколлегии, дело - ставить на сайт поступившие произведения (дело неблагодарное и ответственное), увы, -придётся, как бы некоторым это не было прискорбно. Надеюсь на понимание.
    Валерия

  • То, ч то Вы написали, Валерия, то, в чем Вы меня (считая, очевидно, круглым идиотом) обвиняете, - ни в какие ворота не лезет.

    Поэтому отвечать Вам и доказывать, что я не идиот, не стану.

    И вообще зря Вы беретесь за несвойственное Вам дело - ставите на сайт, а потом защищаете неизвестно зачем слабые вещи.

    Больше критичности!
    ВД

  • Вы пишете: \"Ну а лично мне очень бы хотелось узнать у господина Демидова, поскольку он долгое время был литературным редактором, насколько далеко может простираться авторский домысел и имеет ли он вообще право на существование в художественной литературе? Вл. Борисов\".

    Прежде всего, уважаемый Владимир, следует начать с того, что любое ЛИТЕРАТУРНОЕ произведение есть всего лишь МОДЕЛЬ действительности, то есть ДОМЫСЕЛ. Насколько верно эта модель отражает саму действительность и насколько вызывает у читателя ощущение ПРАВДИВОСТИ изложенного автором, - зависит (увы...) от таланта автора.

    Умением писать так, как творили Высоцкий и Толстой, на которых Вы ссылаетесь (не высоки ли дубы?!), природа одарила далеко не каждого, и ставить себя, любимого, вровень с этими гигантами,- простите, выглядит мальчишеством, если не сказать жестче.

    Я внимательно посмотрел некоторые последние произведения, которые находятся на Вашей страничке, и с огорчением вынужден констатировать, что с каждым разом (по времени публикации) огрехов грамматического свойства становится больше и больше (например, все масштабнее страдает уменье расставлять знаки препинания), а неубедительных выдумок тоже становится всё больше и больше.

    С какой целью, в частности, в этом рассказе написана Вами первая сверхдлинная и сверхскучная фраза о несчастном автобусе? Помнится, какой-то был рассказ на Острове не так давно, и там в самом начале тоже урчал этот пресловутый автобус! - не оттуда ли сюда приехал? Но это шутка.

    У Вас нет самокритического взгляда на тексты, которые Вы написали. Это - самое скверное свойство, которым природа награждает писателя или поэта. Вам Ваши читатели уже указали в своих комментах на ошибки, допущенные Вами буквально в первой же фразе текста. Это, в частности, доказывает, что Вы не перечитываете свою прозу, не переписываете ее хотя бы три-пять раз (кстати, упомянутый вами Лев Толстой переписывал несчетное число раз свои бесспорно гениальные вещи, - и такими они становились именно после критического переосмысления и переписывания).

    Для писателя и поэта нет запретных тем и масштаба выдумки (\"Жил старик со старухой у самого синего моря...\"), но авторский ДОМЫСЕЛ обязан быть таким, чтобы читатель ПОВЕРИЛ автору.

    Вы пишете о войне, а у читателя создается впечатление, что Вы на ней не были, а если и были, то вспомните меткое наблюдение опять-таки Льва Толстого: после боя выжившие солдаты, особенно раненные, рассказывают не о том, ЧТО БЫЛО, а о том, КАК ОНИ ХОТЕЛИ БЫ, чтобы БЫЛО. Врут, попросту.

    Я не говорю, что Вы врёте, но окопной ПРАВДЫ (той, хотя бы, которая хотя бы у Виктора Некрасова) у Вас не наблюдается при всём моем желании. Если Вы были на войне, то в каком звании и на какой должности Вы ее окончили? Это определит то, что Вы ДЕЙСТВИТЕЛЬНО видели, и то, что Вы пытаетесь ПРИДУМАТЬ, не зная реальности,- что надо безжалостно выбрасывать!

    Что же касается размера авторского домысла, - то неужели Вы думаете, что Виктор Некрасов описал всё именно так, как оно было на самом деле?

    А читая Ваш текст, душа все время кричит,словно Станиславский: \"Не верю!!!\"

    По-моему, Вам нужно как можно больше ЧИТАТЬ крупных писателей о войне, - начните с Хэмингуэя,
    продолжите Некрасовым, Казакевичем,дальше - Быковым и т.д.

    Тогда Вы сможете в сравнении с ними увидеть свои ошибки.

    Прочитайте также книги Корнея Чуковского \"Живой как жизнь\" и Лидии Чуковской \"В лаборатории редактора\", где написано всё то, что я должен был бы написать, чтобы удовлетворить Вашу любознательность.

    С пожелание успешной учёбы,

    Вячеслав Демидов

  • Гость - 'Гость'

    ...«В окрестностях села Червоный Оскол(Красный Оскол) за рекою Бахтыном, на правом берегу реки Оскол, сохранились остатки Царев-Борисовской крепости, основанной по указу Бориса Годунова в 1600 году. Царевборисовцы ходили на подмогу к Болотникову под Тулу. В 1670 году Царев-Борисов был одним из центров крестьянского восстания Степана Разина на Слободской Украине. В трех километрах выше Червоного Оскола, по течению реки Оскол построена большая плотина, которая образовала огромное водохранилище. В 12 километрах от плотины Краснооскольского водохранилища - станции Славяногорская. В пяти километрах от станции в большом сосновом бору на обоих берегах Сиверского Донца раскинулся знаменитый Славяногорский курорт. В районе Славяногорского курорта весной и летом 1943 года шли ожесточенные бои. Район Славяногорска очень живописен - полноводный Северский Донец, высокие меловые скалы, хвойные и лиственные леса. Высота остроконечных меловых скал над Донцом достигает 85 метров. На вершине одной из них - церковь, отсюда открывается замечательный вид на долину Сиверского Донца. В меловых скалах имеются пещеры. На крутых меловых склонах встречается меловая сосна, являющаяся реликтовым растением третичного периода. Внизу, под обрывистым правым берегом Сиверского Донца, расположен величественный Святогорский монастырь, памятник архитектуры начала XVII века»...

  • Гость - 'Гость'

    Фантазировать и быть врушей – вещи разные. Автор ответственен за каждое слово.
    За сим Аксёнов

  • Гость - 'Гость'

    Черт меня дернул перечитать комменты. Возмущению нет предела. Ещё раз убедился, что критики не только бездари, но особо вредные существа. Будь моя воля - перестрелял бы их просто (не пугайтесь уважаемый Вячеслав, - это я, конечно, в переносном смысле). Хотя, на самом деле, критики-дилетанты во сто крат хуже писателей-графоманов.
    Вот один такой написал: \"Зачем писать о том, что не знаешь ТОЧНО? ... Мел – горная осадочная порода. Рыхлая или слабо сцементированная. Я мел встречал только на глубине в бурении скважины. Я не знаю меловые горы, они не состоятельны в силу геологического выветривания\". - Ведь ты только что призвал, не писать того, чего не знаешь, так зачем тут же споришь по поводу меловых гор, которых не знаешь? Мы все тут родом из совка, \"раю подобного\", где каждый имел возможность провести отпуск на берего \"самого синего\" Черного моря. До широкого распространения авиации добирались туда поездом, проезжая в окрестностях Белгорода меловые горы. Читал о них в многочисленных мемуарах, наконец, наш коллега В. Кравченко указал точно все места их расположения.

    Г-н Борисов в маленьком рассказе показал, кто командовал Красной армией и какой ценой поэтому была оплачена победа. В финскую кампанию соотношение было 1 к 20, в Отечественную - 1 к 6. Командовали не только бездари, но и холуи. Лучший советский маршал времен той войны Рокоссовский сказал Сталину (пусть, м.б., в шутку), убеждая того принять звание генералиссимуса: \"Товарищ Сталин, Вы - маршал и я - маршал, как я могу Вам подчиняться\".

    Вл. Борисов выставил рассказ в лит. клубе, т.е., вроде бы, друзьям, рассчитывая доставить кому-то удовольствие, кто-то поделиться своим впечатлением и т.д. Если бы речь зашла об издании книги, возможно, нашелся бы редактор и устранил бы мелкие огрехи, вроде, дважды встретившегося союза \"И\" - не велика премудрость, во всяком случае, куда легче, чем написать цельное произведение, осуществить замысел, да ещё передать чувства. Зачем же \"орать\" на весь мир об этих мелочах? Неушто из зависти?
    Марк Аврутин.

  • ...Для нейтрализации преступления в Катыне далеко не случайно, ведь, более чем хитросделанные кремлевские пропагандисты в ШЕСТИДЕСЯТЫХ годах, ...

  • За героизацию и прославление всех без исключения советских участников кровавой бойни 1941 -1945 гг. нынешний правящий режим ухватился мертвой хваткой, но вряд ли удастся ему отмыть всех своих кобелей добела и списать все свои страшные преступления исключительно на войну, на побежденных, как это пытались, к примеру, сделать с преступлением в Катыне. Для нейтрализации преступления в Катыне далеко не случайно, ведь, более чем хитросделанные кремлевские пропагандисты в семидесятых годах, когда жаренным запахло, альтернативное преступление нацистов в Хатыне раскрутили, надеясь советским гражданам таким образом – схожестью названий Катынь- Хатынь мозги набекрень окончательно поставить и уйти от ответственности за страшное злодеяние. - Валерий

  • Гость - 'Гость'

    В настоящей литературе автор МОЖЕТ опускаться и до описания автобуса и до носа пса.
    Главное, как описать.

  • И это всё,г-н Демидов, что вы нашли - из-за чего надо было не выставлять для чтения этот рассказ? Как это мелко, несерьёзно. Я поражена.
    \"Зачем было ставить его на сайт\" - и это пишет человек, который даже компилированные тексты не может переписать без алогичности.

    Г-н \"Достоевский\" - вы повторяете одно и то же. Ну вы никак не можете понять этого молодого командира. А про человеческую психологию вы когда-нибудь слыхивали? Много дней идёт дождь. Солдаты сидят в окопах, полных воды, еды нет, спирт закончился, немцы видят их с высоты, как на ладони и метко убивают, все видят, как командование снова и снова посылает их почти безоружными на верную гибель. Они видят, что их по страшному произволу губят, в то время, как армия, стоящая за ними, могла бы овладеть этими меловыми горами за очень короткое время.Солдаты опытные, старше командира, прошли уже многими дорогами войны. и погибать ни за что, ни про что никто не зочет. Вот почему, вот какая подоплёка стоит под словами командира, которые вы привели в цитате. Я ставлю в заслугу Борисову, что он умеет показать в событиях, в монологах и диалогах подоплёку, второй план, психологию персонажей.

  • Гость - 'Гость'

    \"До 1943 года они (ПАРТИЗАНЫ) практически не воевали, отсиживались в лесах\".

    Уважаемый ГОСТЬ, прочитайте на Сайте повесть А.Бизяка \"Лесная сказка\".
    http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content&task=view&id=4630 - часть 1-я

    http://www.andersval.nl/index.php?option=com_content&task=view&id=4631 - часть 2-я

  • Гость - 'Гость'

    Автор Евгений ВОЛОШИН -
    ”Комсомольская правда в Белоруссии”

    - Как советские партизаны стреляли, резали и заживо сжигали мирных жителей Белоруссии



    Свидетельство очевидца, рассказ свидетельницы сожжения Дражно Екатерины Гинтовт (жены Героя Советского Союза): «В шестидесятых назначили нам нового начальника. Был он спокойный такой. Может, на второй или третий день его прихода между нами случился разговор.
    — Где были в войну? — спросила я.
    — На фронте и в партизанах.
    — А где в партизанах? У нас же во время войны они убили многих, сожгли полдеревни.
    Были в Стародорожском районе, в Дражно… Я рассказала, что в Дражно у меня застрелили подругу, сожгли и убили других жителей. Как я ему это сказала, смотрю — человеку на глазах стало плохо.
    — Пойду в больницу, — сказал.
    Через несколько дней начальник умер»…

    ***

    — Когда в 1941 году пришли фашисты, полицейский гарнизон, на нашу беду, сформировали в Дражно. Полицаи, а их было 79 человек, обустроились в школе, которую огородили дзотами. Место это было стратегическим. Деревня стояла на пересечении дорог, на возвышенности. Полицаи могли идеально простреливать местность, да и леса стояли далеко — в трех километрах от Дражно. Еще до прихода немцев мой отец, председатель сельпо, член партии, успел уйти в лес вместе с председателем колхоза и майором Красной армии. И вовремя. Полицаи начали зверствовать: арестовали ветврача Шаплыко и расстреляли. Охотились и за моим отцом. Охотились и за моим отцом.
    Ему устроили засаду возле дома. Всю нашу семью — меня, маму, трех братьев и сестру Катю почти голыми погнали в колхозное гумно на наших глазах, били, заставили копать могилу.
    Но почему-то не расстреляли и через несколько дней отправили в концлагерь.
    — Так мы и жили: без отца, с ненавистью к оккупантам, ждали освобождения. И вот в январе 1943 года партизаны провели операцию по захвату полицейского гарнизона. Сегодня ясно, что операция была спланирована бездарно, партизаны атаковали в лоб, почти всех их положили из пулемета. Сельчан заставили хоронить убитых. Помню, как мама переживала, плакала. Ведь партизан мы считали нашей надеждой…
    Но через несколько месяцев эти «защитники» учинили невиданное зверство! — Выстрелы разбудили нас около четырех утра 14 апреля 1943 года.
    Мама кричала: «Дзеткі, гарым!»
    Голые выскочили на двор, смотрим: все хаты горят, стрельба, крики…
    Мы побежали спасаться на огород, а мама вернулась в дом, хотела что-то вынести.
    Соломенная крыша хаты к тому времени уже пылала. Я лежал, не двигался, долго не возвращалась мама. Повернулся, а ее человек десять, даже женщины, колют штыками, кричат: «Получай, сволочь фашистская!»
    Видел, как ей перерезали горло.
    — Катя, сестра моя, вскочила, просила: «Не стреляйте!», достала комсомольский билет. До войны она была пионервожатой, убежденной коммунисткой. Билет и партийное удостоверение отца во время оккупации зашила в пальто и носила с собой. Но высокий партизан, в кожаных сапогах, обмундировании начал целиться в Катю.
    Я закричал: «Дзядзечка, не забівайце маю сястру!» Но раздался выстрел. Пальто сестры вмиг набрякло кровью. Она умерла на моих руках. Я навсегда запомнил лицо убийцы.
    Помню, как я отползал. Смотрю, соседку Феклу Субцельную вместе с малюткой-дочкой три партизана живьем бросили в огонь. Свою кроху тетка Фекла держала на руках. Дальше, у дверей пылающей хаты, лежала старушка Гриневичиха, обгоревшая, в крови…
    — Как же вы уцелели? — спрашиваю у почти рыдающего старика.
    — Огородами мы с братьями доползли до дядьки. Дом его сожгли, а он чудом выжил. Выкопали землянку, в ней и жили. Позже мы узнали, что ни одного полицая партизаны не застрелили. Дома, которые находились за их укреплениями, тоже уцелели. В деревню приехали гитлеровцы, оказали пострадавшим медицинскую помощь, кого-то отвезли в госпиталь, в Старые Дороги.
    …Некоторые семьи в то роковое утро партизаны уничтожили полностью. Ставить памятники на их могилах было некому. Многие захоронения почти сровнялись с землей и скоро вовсе исчезнут. Люди хавались в ямах из-под картошки, так одну семью прямо там и расстреляли, не пожалели, — с отчаянием говорил 80-летний Владимир Апанасевич. Дедушка не выдержал и разрыдался.
    — Меня судьба спасла, а ведь некоторых подростков партизаны специально отводили за полкилометра в поле и расстреливали.

    ***

    …А комбриг Иванов в докладе начальству подвел итог боевой операции в Дражно так (из дела №42 фонда 4057 Национального архива РБ, целиком сохраняем авторский стиль): «…бой прошел очень удачно. Свою задачу выполнили, гарнизон разгромлен полностью, за исключением 5 дзотов, из которых войти не удалось, остальная полиция уничтожена, убитыми и задохнувшимися от дыма насчитывается до 217 сволочей…»
    За эту «операцию» многие партизаны были представлены к наградам.
    — А какова судьба командира 2-й минской партизанской бригады Иванова?
    — Он выходец из Ленинграда. Руководить бригадой 21-летнего Иванова направили из штаба партизанского движения. Из документов понятно, что из-за его неопытности погиб не один партизан.
    Тех, кто отказывался идти в глупые атаки, он лично расстреливал. По сведениям, полученным от бывших ответственных работников Пуховичского райкома КПБ, в 1975 году он покончил жизнь самоубийством.
    — И все-таки в голове не укладывается, почему партизаны пошли на такое жуткое преступление?
    — До 1943 года они практически не воевали, отсиживались в лесах. Полицаи и партизаны жили относительно мирно, только под давлением сверху случались стычки.
    Но в 1943 году Сталин начал требовать конкретных результатов.
    Взять полицейский гарнизон в Дражно Иванову не хватило таланта. Тогда командование бригады пошло преступным путем. Решили сжечь деревню, убить местных жителей и выдать их за полицаев. «За отрядом Кутузова мародерских поступков очень много». - Автор: Евгений ВОЛОШИН,
    ”Комсомольская правда в Белоруссии” - Как советские партизаны стреляли, резали и заживо сжигали мирных жителей Белоруссии

    - «Кроў і попел Дражна»
    Свидетельство очевидца Рассказ свидетельницы сожжения Дражно Екатерины Гинтовт (жены Героя Советского Союза): «В шестидесятых назначили нам нового начальника. Был он спокойный такой. Может, на второй или третий день его прихода между нами случился разговор.
    — Где были в войну? — спросила я.
    — На фронте и в партизанах.
    — А где в партизанах? У нас же во время войны они убили многих, сожгли полдеревни.
    Были в Стародорожском районе, в Дражно… Я рассказала, что в Дражно у меня застрелили подругу, сожгли и убили других жителей. Как я ему это сказала, смотрю — человеку на глазах стало плохо.
    — Пойду в больницу, — сказал.
    Через несколько дней начальник умер»…
    ***
    — Когда в 1941 году пришли фашисты, полицейский гарнизон, на нашу беду, сформировали в Дражно. Полицаи, а их было 79 человек, обустроились в школе, которую огородили дзотами.
    Место это было стратегическим. Деревня стояла на пересечении дорог, на возвышенности.
    Полицаи могли идеально простреливать местность, да и леса стояли далеко — в трех километрах от Дражно. Еще до прихода немцев мой отец, председатель сельпо, член партии, успел уйти в лес вместе с председателем колхоза и майором Красной армии. И вовремя. Полицаи начали зверствовать: арестовали ветврача Шаплыко и расстреляли. Охотились и за моим отцом.
    Ему устроили засаду возле дома. Дом Владимира Апанасьевича уцелел, так как находился за полицейским гарнизоном. Всю нашу семью — меня, маму, трех братьев и сестру Катю почти голыми погнали в колхозное гумно. Отца пытали на наших глазах, били, заставили копать могилу.
    Но почему-то не расстреляли и через несколько дней отправили в концлагерь...
    — Так мы и жили: без отца, с ненавистью к оккупантам, ждали освобождения…И вот в январе 1943 года партизаны провели операцию по захвату полицейского гарнизона. Сегодня ясно, что операция была спланирована бездарно, партизаны атаковали в лоб, почти всех их положили из пулемета. Сельчан заставили хоронить убитых. Помню, как мама переживала, плакала. Ведь партизан мы считали нашей надеждой…
    Но через несколько месяцев эти «защитники» учинили невиданное зверство! — Выстрелы разбудили нас около четырех утра 14 апреля 1943 года.
    Мама кричала: «Дзеткі, гарым!»
    Голые выскочили на двор, смотрим: все хаты горят, стрельба, крики…
    Мы побежали спасаться на огород, а мама вернулась в дом, хотела что-то вынести.
    Соломенная крыша хаты к тому времени уже пылала. Я лежал, не двигался, долго не возвращалась мама. Повернулся, а ее человек десять, даже женщины, колют штыками, кричат:
    «Получай, сволочь фашистская!»
    Видел, как ей перерезали горло.
    — Катя, сестра моя, вскочила, просила: «Не стреляйте!», достала комсомольский билет. До войны она была пионервожатой, убежденной коммунисткой. Билет и партийное удостоверение отца во время оккупации зашила в пальто и носила с собой. Но высокий партизан, в кожаных сапогах, обмундировании начал целиться в Катю.
    Я закричал: «Дзядзечка, не забівайце маю сястру!»
    Но раздался выстрел. Пальто сестры вмиг набрякло кровью.
    Она умерла на моих руках. Я навсегда запомнил лицо убийцы.
    Помню, как я отползал. Смотрю, соседку Феклу Субцельную вместе с малюткой-дочкой три партизана живьем бросили в огонь. Свою кроху тетка Фекла держала на руках. Дальше, у дверей пылающей хаты, лежала старушка Гриневичиха, обгоревшая, в крови…

    — Как же вы уцелели? — спрашиваю у почти рыдающего старика.
    — Огородами мы с братьями доползли до дядьки. Дом его сожгли, а он чудом выжил. Выкопали землянку, в ней и жили. Позже мы узнали, что ни одного полицая партизаны не застрелили. Дома, которые находились за их укреплениями, тоже уцелели. В деревню приехали гитлеровцы, оказали пострадавшим медицинскую помощь, кого-то отвезли в госпиталь, в Старые Дороги.
    …Некоторые семьи в то роковое утро партизаны уничтожили полностью. Ставить памятники на их могилах было некому. Многие захоронения почти сровнялись с землей и скоро вовсе исчезнут. Люди хавались в ямах из-под картошки, так одну семью прямо там и расстреляли, не пожалели, — с отчаянием говорил 80-летний Владимир Апанасевич. Дедушка не выдержал и разрыдался.
    — Меня судьба спасла, а ведь некоторых подростков партизаны специально отводили за полкилометра в поле и расстреливали.

    …А комбриг Иванов в докладе начальству подвел итог боевой операции в Дражно так (из дела №42 фонда 4057 Национального архива РБ, целиком сохраняем авторский стиль): «…бой прошел очень удачно. Свою задачу выполнили, гарнизон разгромлен полностью, за исключением 5 дзотов, из которых войти не удалось, остальная полиция уничтожена, убитыми и задохнувшимися от дыма насчитывается до 217 сволочей…»
    За эту «операцию» многие партизаны были представлены к наградам.
    — А какова судьба командира 2-й минской партизанской бригады Иванова?
    — Он выходец из Ленинграда. Руководить бригадой 21-летнего Иванова направили из штаба партизанского движения. Из документов понятно, что из-за его неопытности погиб не один партизан.
    Тех, кто отказывался идти в глупые атаки, он лично расстреливал.
    Иванов, пожалуй, один из немногих партизанских комбригов, которому не присвоили звание Героя Советского Союза. По сведениям, полученным от бывших ответственных работников Пуховичского райкома КПБ, в 1975 году он покончил жизнь самоубийством. — И все-таки в голове не укладывается, почему партизаны пошли на такое жуткое преступление?
    — До 1943 года они практически не воевали, отсиживались в лесах. Полицаи и партизаны жили относительно мирно, только под давлением сверху случались стычки.
    Но в 1943 году Сталин начал требовать конкретных результатов.
    Взять полицейский гарнизон в Дражно Иванову не хватило таланта. Тогда командование бригады пошло преступным путем. Решили сжечь деревню, убить местных жителей и выдать их за полицаев. «За отрядом Кутузова мародерских поступков очень много».
    Автор: Евгений ВОЛОШИН, - ”Комсомольская правда в Белоруссии”

  • Я незнаю господа, быть может вы все и правы, что в настоящей литературе автор не должен опускаться до описания автобуса или же не дай Бог носа собаки- может быть...Но меня никто не сможет переубедить, что на войне встречались и молодые, душевно мягкие офицеры, к-е как это не странно для вас обращались к своим, более старшим подчиненным на вы и с просьбами, а не с приказами...Но как просто кинуть обвинение, ты не видел, значит не пиши...Это звучит примерно так же, как у уважаемого Аксенова: Раз я меловых гор не видел, значит их не существует...

  • Гость - 'Гость'

    \"Если ЭТО не знаешь ТОЧНО, - лучше вообще не пиши\".

  • Гость - 'Гость'

    Солидарен с положительными оценками рассказа. Его достоинства искупают его недостатки. А критику со стороны г-на Демидова считаю неубедительной.

  • Гость - 'Гость'

    Да Бог бы с ним, с сопливым носом собаки. Дело в характере командира - хлюпика, в горячке боя, упрашивающего рядовой состав, - Я вас прошу, нет я вас, просто, умоляю... И как это он, при сём, до капитана дослужился, позвольте спросить? А потом и до полковника дотопал, по инерции. Вот тут его совесть и прихватила, - и пешком, под дождём (весь рассказ льёт и льёт) в ту несчастную деревеньку, грехи замаливать, ну и,- под паровоз... (Как он там оказался, на меловой высотке?)
    Тут автор Толстого Л.Н. упомянул, - откуда, мол, ему об Анне Карениной стало известно. Утверждать не берусь, но думаю, из жизни, его окружающей и достоверных источников. А о \"Севастопольских рассказах\" или, там, \"Хаджи Мурате\" и говорить нечего. В настоящей литературе, ведь, важно не только \"ЧТО\", но и \"КАК\". Льва Николаевича, в этом смысле упрекнуть не берусь.
    Но автора процитирую построчно.
    \"Братцы. Я знаю. Вы устали. Вы очень устали... У меня сейчас нет ни кухни, НЕ спирта, ЧТО БЫ накормить и напоить вас. Но (без запятой) поймите, послушайте меня, родные мои... Вы все, вы (без зпт) почти все (б.з.) старше меня, умнее и опытнее, но я прошу вас, я прошу вас выслушать меня (б.з.) быть может (б.з.) и в последний раз... Я мог бы приказать, но я не буду этого делать... Я не могу, не смею этого сделать... Я вас прошу, ещё раз (б.з.) в последний раз... Пока дождь и видимость никакая (???) Я вас прошу...\"
    Позволительно спросить, а где же наш, хвалёный РЕДАКТОР?

  • Когда на Острове начинаются грозы, я почему-то представляю себе классиков русской литературы, не только не обращающих внимание на советы собратьев по труду, но и упорно изыскивающих себе оправдания, - ничего не оправдывающие.
    А когда начинаются крики \"ты графоман\", то эту картинку в Гостиной классиков вообще не представляю.
    Пишет Демидов, - не первый раз и не только Борисову: \"В результате всех этих ошибок и многих других Ваш рассказ превратился...\"
    Дальше, я не искал бы сопли или влажный нос собаки (под дождём, пойди разберись, чего больше!?), но выделил бы для себя \"в результате всех этих ошибок\". Или, как уже говорилось не только мной, всех сумбурно запутанных излишними деталями \"прилагательств\", которые лишь разбивают внимание читателей.
    Ссылки на Л. Толстого тоже звучат не первый раз и были ответы: классиков нас заставляли принять в существующем виде, - но это не значит, что в наше время, когда центром стало кино, современный автор должен \"грузить\" излишними описаниями, лишь утомляющими читателя. Каждый видел в своей жизни или в кино автобус, помятый и (ещё?) обшарпанный, - что одно и то же. Зачем же продираться в этих подробностях, спотыкаясь о жажду автора \"раскрыть образ автобуса\", этак, по-своему? Тем более, не автобус - герой рассказа. Это азы лит. образования. Демидов и Аксёнов, правы! То, что автор, из рассказа в рассказ остаётся верен неким собственным идолам изложения, - баллов ему не прибавляет. Лишь пропадает желание дать совет. И даже если автору уплатят построчно и постранично, не удалив излишества, - это всё равно не облегчит жизни читателям. И жалости или патриотизма Россиянам, - цель публикации таких произведений, - тоже не прибавит. Некий читатель просто бросит читать, - тем более что \"военная тема\" в кино обсосана со всех сторон. И отличает рассказы Борисова только то, что в них присутствует тема некого \"наказания за грех\", - поэтому и следует автору топать к ней самыми точными - ключевыми словами. Не забывая, что, раз уж сегодня церковь центральный генератор идей, - идея саомубийства первой получит критическое замечание: \"Вычеркнуть! Герой должен пойти в церковь на покаяние, - купить свечку\". Не лучше ли послушать советы друзей?
    Было бы у нас больше свободного времени, - как в институте - задание по чужим этюдам, - этот рассказ можно легко переписать.
    Любой режиссёр, знающий, что цензуры ему не избежать, - или просто желающий избежать излишеств мата, - просто, вместо гимназистки с этим или без этого, фоном наложит разрывы снарядов или стрельбу, - оставляя на воображение зрителя \"немой диалог\". А дальше всё равно в центре останется поступок, действие, экшин. И некий финал.
    Я вспоминаю детали Севастопольской панорамы, образы которой взяты из фотографий военных лет. Эти фото - даже без словесного дополнения, более динамичны, чем сотня слов в нагрузку. А когда к этому есть и слова, - они никак не должны помешать немому изображению. Примерно, как сейчас говорят в рекламе сайта Русский мир: \"Есть места, где ты можешь молчать\"...
    Я хочу возвратить Борисова к его же рассказу по беглеца из тюрьмы и дневника есаула, который он благополучно скурил. Так вот, - язык того есаула, на мой взгляд, лучший пример...
    А то, насколько достоверно задание, которое получили белогвардейцы, или же поступок беглеца, это уже вопросы драматургии.
    Спасибо за внимание.

  • Обвинять автора что он написал рассказ с \"определенным умыслом: разжалобить читателя и вызвать у него ненависть...\" это круто. Это выпад, причем сам Демидов понимает что это чушь, а пишет , чтобы оскорбить. Прискорбно. Но типично для совка, где всех держали за баранов, и многие ими остались. Идут, как стадо, куда указуют. Леонид.

  • 1. На \"Если бы Кутенков погиб на той высотке, то не прожил бы такую тяжёлую жизнь, мучимый угрызениями совести, что к старости решился на самоубийство, как наказание за то, что выполнил тот подлый приказ\".
    Ни в коем случае не рассматриваю строительство этого предложения, даже и потому, что многие комментаторы этому сами не уделяют внимания, - требуя и от меня каких-то невнятных краткостей. Т.е. - когда автор выбрал некое решение вопроса, перед нами, читателями, возникает необходимость и право рассматривать происшедшее в том объёме, который известен нам. В этом случае верно и то, что большая часть \"отрицательных\" персонажей Борисова, - а хоть \"батюшка\", принимающий покаяние у \"грешников\", - прожили жизнь, будто бы Свыше получив вернейшее средство оценить собственные поступки. В этом случае, как читаем, центральная фигура повествования оценила не только - узко - эпизод войны, но и всё то, что заслужили солдаты и офицеры у Родины - после войны.
    Вторая мировая война, - хоть 1000 раз сваливай вину на одного Сталина или сотни других штабистов и действующих начальников, - показала: целыми дивизиями некоторые \"воины\" сдавались в плен и переходили на службу армии (не только Власова) и секретных подразделений Абвера. Следовательно, у них уже были причины разувериться в том, что действительно дарила им Отчизна, даже победив в войне. Разница только лишь в том, что не все идут на самоубийство, да и будущие правители Отечества не сильно беспокоятся и народе. Это увидел герой рассказа Борисова, с моей точки зрения. А кто-то другой может рассматривать узко, - послал солдат на гибель. А не послал бы, - спаслись бы они?
    Не помню строк Поженяна, да и в архив свой лезть не хочу, чтобы блеснуть, - но он писал, что настоящие герои - погибшие. А этому, не погибшему, Борисов, по авторскому праву, уготовил другую кончину. При этом, как бы отстраняя натурализм речи солдат в бою, - читателями замечено немало других - сугубо литературных и вкусовых погрешностей, с которыми автору ранга, к которому стремится Борисов, пора разобраться.
    2. Как-то раз спросил сына о значении слова, вскользь упомянутого, но к теме серьёзной. И сын сказал, точно, как Аксёнов: \"Если это не знаешь ТОЧНО, - лучше вообще не пиши\".
    Желаю успехов!

  • Дорогая Валерия. Спасибо за поддержку. Ну а лично мне очень бы хотелось узнать у господина Демидова, поскольку он долгое время был литературным редактором, насколько далеко может простираться авторский домысел и имеет ли он вообще право на существование в художественной литературе? Вл. Борисов.

  • Уважаемый Вячеслав,
    я хотела бы заступиться за г.Борисова, но не собираюсь отвечать на мелкие вопросы, а заострю внимание на Вашем серьёзном обвинении в том, что автор, якобы, «вызывает у читателей ненависть» и
    «Зачем было ставить на сайт» такой рассказ!? – А это уж относится больше ко мне.
    По поводу разжигания ненависти –где и в чем Вы её усмотрели?
    И главное, к кому? К большевикам, что они тупо гонят людей на смерть?
    К немцам, что они женщин и детей, как заграждение использовали? Но и большевики перед собой впереди детей и женщин выставляли, белые не могли стрелять, вот сражения и проигрывали. Кстати, в России и Белоруссии «живой щит» используют и теперь при попытках ОСТАНОВИТЬ машину нарушителей на автострадах.
    И на нашем сайте была специальная статья, тому посвященная. И по ТВ и в интернете недавно прошел материал про новый случай, когда людьми в машинах перекрыли дорогу на кольцевой, и удар от врезавшейся машины причинил людям повреждения. Напиши об этом г.Борисов –Вы и тут ему бы бросили про «разжигание ненависти»? А Редколлегию –в выставлении такой работы?!
    Объяснитесь, пожалуйста, г.Демидов, в чем моя вина, если я поставила рассказ г.Борисова?
    Жаль, что в рассказе, вызывающем чувства печали и горечи о страшных днях войны (что и стало одной из причиной выставления на сайте), Вы нашли протокольные обвинения в умышленном «разжигании ненависти», как в далекие времена поисков врагов в СССРе и компаний травли инакомыслящих.
    Валерия

  • Уважаемый господин Демидов. Я не оправдывая свои литературные огрехи, и если я хотел написать сопливый нос, я так и написал(у меня вот уже 13 лет живет сука дворняга, и я довольно насмотрелся на ее нос), это во первых.
    Если я в наши годы смог написать про гимназистку потерявшую невинность, то что мешало человеку грубому, привыкшему к хамству сказать, прокричать об этом почти семьдесят лет назад? Это во вторых.
    В третьих- если бы все писатели я не о себе, я так, погулять вышел) сухо описывали только то, что они видели или слышали, литература давно бы уже умерла, максимум бы что осталось, жалкие строчки под газетными фотографиями...Как Вы думаете, откуда Толстой взял сюжет \"Анны Карениной\"? Или он присутствовал при ее жизи и кончине? На мой взгляд любое произведение пишется для того, что бы вызвать у читателя то или иное чувство.И чувство жалости или ненависти не самые худшие...Я вполне допускаю, что мои работы самые плохие на сайте, ставьте свои, или тех авторов к-х Вы уважаете и цените, я их с удовольствием почитаю,Вл.Борисов.

  • Оправдывая свои литературные огрехи, Вы, в частности, пишете:

    \"Влажный нос я заменил синонимумом сопливый\".

    Это никакие не синономы.

    Вы просто не видите (ЗРИТЕЛЬНО, описывая картину) разницы между, грубо говоря, ВЛАЖНым носом здоровой собаки и СОПЛИВЫМ носом больного пса, из ноздрей которого текут сопли.

    Если бы Вы без прикрас передали слова того безного мальчика, о котором обмолвились, и на этом бы остановились, всё было бы хорошо.

    Но вы принялись придумывать то, чего в рассказе мальчика не было и быть не могло.

    Чего стоит хотя бы слова: \"Ты что, разорался капитан, как гимназистка, целку потерявшая?..\"

    Где Вы в 43-м году отыскали начальника, кроющего своего подчиненного, сравнивая его с... ГИМНАЗИСТКОЙ, которых советская власть давно уже всех привела к нулям?

    А чего стоят наивные многословные перепирательства с вышестоящим начальником?

    В результате всех этих ошибок и многих других Ваш рассказ превратился в неубедительную выдумку со вполне определенным умыслом: разжалобить читателя и вызвать у него ненависть...

    Зачем было ставить его на сайт - Бог весть...

    ВД

  • Спасибо Валерий. Мне, вернее моему отцу об атаке, которую немцы пытались прикрыть мирным населением рассказывал безнгий мужик(в годы войны был он еще пацаненком одним из \"живого заграждения\"), родственник наших соседей по садовому участку в моем родном городе, они украинцы и приютили его.
    Он часами сидел на своей коляске под нашей грушей-дичком и читал газеты. И про меловые горы его Родины я слышал из их разговоров с отцом еще совсем маленьким...Вл. Борисов.

  • Уважаемый Владимир, настоящую меловую гору можно увидеть на Фото 22 « Святогорская лавра на Северском Донце. Донецкая область» в моем фотоочерке «Любіть Україну».
    Святогорский монастырь на той фотографии вырублен(!!!) в белой меловой горе покрытой дубовым лесом. В Святогорье нередки также и чисто белые меловые горы – непокрытые лесом. Эти белые, меловые горы можно увидеть из окна поезда в районе Изюма, Славянска, Краматорска, если ехать из Москвы, Харькова в сторону Таганрога, Ростова, Кавказа. Когда работал учителем в школе - всегда старался купить на базаре в Славянске, Артемовске(Бахмуте) для работы кусковой - особочистый святогорский мел.
    -Валерий.

  • Когда - то Владимира Семеновича упрекнули, что он написал две свои песни на один и тот же мотив, на что он ответил:что это мои песни, на какой мотив хочу, на такой и пою...
    Но я не об этом...
    \"Вот я откинулся\" один из самых первых моих рассказов, но и от него я не хочу отмежеваться, как в свое время Розенбаум от своих блатных песен за ради будующей карьеры в Ленконцерте...
    Мне всего или уже 52 года, и естественно военные годы я не застал, но отчего-то мне кажется, что на войне имели место быть и те командиры, к-е только приказывали, не взирая на обстановку, и те, которые обращались к солдатам как к людям, и не чурались слова пожалуйста.
    Уж кому, кому, а вам господин(?) Достоевский, это должно быть понятно.Вл. Борисов.

  • Гость - 'Гость'

    А мне не понятен литературный метод писателя В.Борисова, из раза в раз, изображающего наших героических красных командиров, слабонервными кликушами, - \"Братцы. Я знаю. Вы устали... Я мог бы приказать, но я не буду этого делать... Я не могу, не смею этого сделать...Я вас прошу... Я вас прошу...\" И т.д.
    В своём прошлом опыте изображения войны \"Вот я и откинулся\" действует такой же \"квёлый майор\", умоляющий ШТРАФНИКА протянуть на высотку нитку связи, и обещающий, при этом, уничтожить все документы штрафника. Там тоже было, - я вас прошу...
    В таком эксцентричном исполнении, г-н Борисов, трагедия превращается в фарс.

  • Уважаемый господин Аксенов, я очень уважаю Вас и Ваши познания в геологии, но пожалуйста войдите в интернет или откройте учебник по географии за 6-8 классы. Например, самая первая ссылка в интернете и их там сотни: Меловые утёсы вдоль берега Дона, обрывающиеся уступом высотой 70—100 м к Дону - самые высокие в Европе,

  • Меловых гор довольно на Украине.Влажный нос я заменил синонимумом сопливый. У меня всегда были и естиь собаки.

  • Уважаемый Владимир!
    Рассказ отличный! Да, отдельно взятая трагедия в мире огромной трагедии - войны. От этого она меньше не становится. Очень сильный рассказ, который помимо моей воли - зацепил.
    Так что я не в силах выделять погрешности, даже, если они есть.
    Спасибо.
    Я сейчас редко бываю на сайте - сломался копьютер, но пройти мимо этого рассказа не смогла

  • Гость - 'Гость'

    \"Выработал привычку к довольно жесткой самоцензуре и к саморедактированию в процессе отбора стихов для публикации\". Это признание уважаемого и признанного на острове Сандро. Хорошая привычка!!!

  • Гость - 'Гость'

    Но всё-таки! Литературный клуб подразумевает обсуждение работы. ЧТО и КАК написано. Совсем не хочу быть занудой. Объективность должна быть обязательной. Отдаю должное теме. Она уважаема и об этом всегда надо говорить и писать. Говорить просто, писать сложнее много. Автор пишет добротно, новации, небрежность его губят постоянно, на мой взгляд. Первая строчка уже страдает этим. В одном предложении два союза «и». В сочетании «..и исходя» он просто режет глаз. … Меня по жизни окружали собаки. Имел своих, наблюдал их, лечил и пр. Я не знал до сих пор сопливых собак, это не их удел. Влажный нос – признак здоровья, сухой – наоборот. Зачем писать о том, что не знаешь ТОЧНО? … «Мины ложились коровьими лепёшками». Может быть, всё-таки, падали? Почему коровьими? Да, падают они от известного места животного с характерным шлепком, вряд ли похожим на взрыв мины. А если мина, всё-таки, взрывается неподалёку, то о разбуженной пчеле (осколке) писать просто нельзя. … Мел – горная осадочная порода. Рыхлая или слабо сцементированная. Я мел встречал только на глубине в бурении скважины. Я не знаю меловые горы, они не состоятельны в силу геологического выветривания
    За сим Аксёнов

  • Спасибо Михаил. Мне очень понравился Вам комент.С уважением Вл. Борисов.

  • Гость - 'Гость'

    В человеке всё должно быть прекрасно...
    Но если чего больше, а чего меньше, то наступает дискомфорт.
    Вчера дискомфорт произошёл на нашем острове.
    Жили мы не тужили и даже немного ругались, как вдруг сразу всего много. Бизяк, Борисов, Сандро, Хаустов, Дорман!!! Глаза разбегаются. Читаешь всё подряд, смотришь на холодный Выборг, а тебе всё мало и мало.
    Так и хочется закричать:
    - БЛИН!!! Где же вы раньше были? Почему всё сразу? Всё сразу переварить нельзя. Не напишу же вышеперечисленным товарищам - прочитал на одном дыхание. От счастья схожу с ума!
    Вот Бизяку, Хаустову, Дорману я написал своё мнение. И меня не послали, а могли, но и не ответили, а могли бы.
    Теперь вы ув. Борисов имеете шанс послать меня или не ответить.
    Значит так. Не знаю, как кто, а я всегда с нетерпением жду ваших поступлений. Вы, и ваш стиль неповторимые. Ваши герои живые люди и чувствуешь их рядом с собой. И родной наш русский мат, или матик, всегда к месту и не мешает. А даже наоборот.
    ... Да что же у нас, блядь, авиации вообще не существует?...
    Вот и говорю, так что, блядь, у нас на острове нет хороший писателей?
    А то тут некоторые гости всякую хреновину (от слова хрен)пишут. Мол, графоманов у нас больше, чем не графоманом. А хо-хо, не ху-ху?
    Ув. господин Борисов, сказал бы я вам больше, но боюсь переборщить. Говорю честно-понравилось.
    Не знал я правда, что пушки мелом мазали. Догадываюсь почему, но не знал. И этот паровоз уносящий себя и людей в не известность. И вся это бессмысленная война и жертвы. Где-то одна часть головы говорит, что так должно быть, нет мира без войны, а другая половина кричит:- Бляди вы товарищи политики и военные, ну, чистые бляди...
    Неужели мы в этой игре всего навсего куклы?
    Вот ведь блядство какое...только куклы.
    На этом пожалуй и все, товарищ Борисов...
    - ...Вот, пожалуй, и все...
    С ув. М.В.

  • Гость - 'Гость'

    - «Как беспримерна бездарность подготовки сов. войск к жестоким боям - для пушки имеются всего три снаряда»…

    - Когда на протяжении ряда последних лет в результате подпала день и ночь горели и взрывались склады со многими сотнями тысяч тонн артиллерийских боеприпасов Южного оперативного командования Сухопутных войск ВСУ в районе Новобогдановки под Мелитополем Запорожской области, склады боеприпасов в распадках \"покатых меловых гор\" под Артемовском Донецкой области, вблизи Лозовой Харьковской области – были сообщения в СМИ, что наряду с новейшими образцами боеприпасов там взрывались и многие тысячи тонн советских артиллерийских снарядов… 30-тых годов выпуска… - В том числе и к - \"76-мм полковой пушке образца 1927 года\"...
    - Валерий

  • Спасибо огромное за отзывы...Вл. Борисов. Семен, я подумаю...

  • Булат Окуджава:
    \"..Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
    не жалейте ни пуль, ни гранат
    и себя не щадите вы...\"

    Если бы Кутенков погиб на той высотке, то не прожил бы такую тяжёлую жизнь, мучимый угрызениями совести, что к старости решился на самоубийство, как наказание за то, что выполнил тот подлый приказ. Тем более, что взятие этого рубежа не явилось решающим этапом войны, а только очередной человеческой жертвой, и не одной, включая женщин и детей... Не зря же многие пожизненное заключение считают хуже смертной казни...
    Мне кажется, что автор несколько усложнил описание ситуации, во время которой Кутенков решал проблему броситься ли ему под колёса поезда... Её можно было бы упростить и так же чётко описать, как и все остальные строки этого рассказа.
    Как всегда, отличная проза. На сей раз и о войне.

  • кратко к автобусу....
    Я уже понял, что внимания советам вы не уделяете, - поэтому, - просто прочтите предложение вновь, в полном комплекте с вашими подробностями.
    \"Желтый, помятый и обшарпанный автобус, с натугой рыча и исходя сизым выхлопом, выплескивал колесами грязную воду из глубокой колеи и, переваливаясь с бока на бок, наконец-то уехал\".

    А то выходит наоборот, - сначала уехал, а потом, как бы вспомнив, выплёскивал.
    Выплёскивать колёсами (а не тазом) - смутило. Я слышал: месить грязь, расплёскивать, разбрызгивать, - но выбор, конечно за вами.
    Есть \"Натужно рыча\" и \"с натугой рыча\". Нет, если вам очень важно сравнить работу мотора с запорными явлениями неких индивидуумов, то, конечно, тогда \"с натугой рыча и исходя сизым выхлопом\" - выбор точный.
    Спасибо за труд!

  • Гость - 'Гость'

    Рассказ оставлил сильное впечатление. Комментарии дополняют его. Спасибо! Марина.

  • Cпасибо вам и Валерия, и Марк, и Ирина, и Фаина и Борис за ваше внимание и неравнодушие. Ваш Вл. Борисов.

  • Уважаемый Владимир!Как многозначен этот Ваш рассказ...Как много вместилось в нём о проклятой войне... Как беспримерна бездарность подготовки сов. войск к жестоким боям - для пушки имеются всего три снаряда, разведчики идут на верную смерть, вооружённые наганами, как прозревает молодой командир о бездарности военного командования и самого Сталина, для которого грош цена - человеческой жизни, каково презрение к своему народу, если \"война всё спишет\", как безмерны страдания и муки совести тех честных людей, которых вынуждали посылать солдат на верную смерть без необходимости, по безумному произволу. Нет таких слов в русском языке, чтобы высказать всю меру возмущения и печали, читая только об одном реальном эпизоде Второй мировой войны, который с такой болью, так проникновенно описал Владимир Борисов.

  • Хотел бы добавить. Наверняка \"третьему\" с подобными угрозами звонил \"второй\", \"второму\" - \"первый\" и т.д. Система, одним словом.

  • Сильно и жестко...Ну убавить, ни добавить

  • Дорогая Ирина. Я сомневаюсь, что самоубийство главного героя перд боем, хоть что-то изменило.
    \"Незаменимых людей нет\"...В бой повел бы другой офицер, сержант наконец...Вл. Борисов.

  • Уважаемый Марк. Так я об этом и написал...Я совершенно согласен с Вашим негодованием, но это лишь маленький частный эпизод, имеющий под собой реальное подтверждение.
    \"Из песени слов не выбросишь,\" ...гласит пословица, и это совершенно верно. Сколько \"побед\" далось нам совершенно ненужными смертями, лишней кровью И были безымянные герои и высоты, и мальчики лежавшие на амбразурах, и глупые атаки на ровном поле, и заград -отряды позади наших частей- все было...С уважением Вл. Борисов.

  • Всегда читаю с интересом и удовольствием все, что Вы пишете. И во всем написанном Вами есть место для размышления. Вот и здесь. Вы показали трагедию человека, взявшего на себя страшный грех и прожившего с осознанием этого греха долгую жизнь.
    Как вы, создатель этого героя, объясняете, во имя чего Кутенков совершил преступление перд своей совестью? Он еще перед атакой, после приказа командира любой ценой взять высотку, осознал всю бессмысленность и жестокость этой акции, позволив себе осудить САМОГО Сталина, и все же пошел на это,уничтожив не только своих солдат, но и женщин с детьми. Был ли он движим невозможностью для себя не выполнить приказ или страхом за свою жизнь,поскольку за невыполнение ему грозил расстрел перед строем? Почему он не застрелился там, спасая подчиненных ему людей, нес это всю жизнь, дослужившись до чина полковника, и только в конце жизни решился пойти на самоубийство,да и то неудавшееся?
    С уважением, Ирина.

  • Гость - 'Гость'

    О чем рассказ г-на Борисова? - О цене победы и о преступниках - командирах Красной армии, ставших героями той победы. Сколько было таких безымянных высоток и таких жестоких бездарей, как бесфамильный командир с позывным \"третий\"!
    Может быть, уже настало время по другому оценивать итоги той войны. Когда война уже началась, более важным становится умение воевать и бережное отношение к своим подчиненным. Мы же продолжаем говорить о вине того, кто её (войну) развязал.
    Генерал фон Манштейн, командовавший 11-й армией,в Крыму уничтожил 5 (пять) советских армий и 120-тысячный гарнизон Севастополя, сохранив при этом боеспособность своей армии, которая после этого была переброшена под Ленинград. Мог бы он это сделать, кидая своих людей на штурм каждой высотки и каждого дзота?
    Вместо этого он сам изучал каждое место, откуда планировалось нанести удар; в течение м-ца составлялась карта расположения всех артиллерийских установок под Севастополем и т.д.
    Немцы не всегда и не все смеялись, расстреливая наступавших красноармейцев. Бывало, что у них волосы вставали дыбом при виде идущих на пулеметы по открытой местности батальоны за батальонами, полки за полками, по трупам своих товарищей.
    Марк Аврутин.

  • Уважаемый Владимир,
    спасибо за рассказ о войне, который редакция сначала хотела поставить к 9 мая, но потом решила, что к Дню ПОБЕДЫ будет выставлен другой Ваш рассказ, не столь суровый.
    Прочитав Вашу новую вещь «Война все спишет» ещё раз сознаешь, что ничего страшнее выйны не бывает, и что совесть и людская память не в силах всё списать и простить.
    Валерия

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Талейсник   Семен   Тубольцев Юрий   Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 3
  • Пользователей не на сайте: 2,295
  • Гостей: 230