Криштул Илья

                                     Я   И   Х Е М И Н Г У Э Й

 

     Хемингуэю повезло, он жил в молодости в Париже. Дружил с писателями и художниками, работал в газете, пил бурбон, гулял, любил свою молодую жену… Потом написал, что «Париж это праздник, который всегда с тобой…»

     Мне повезло больше. Я жил в молодости в Мытищах. Дружил с Гундосым и с Кротом, пил пиво, чем-то торговал, любил Верку… Я ради Верки даже как-то витрину разбил, любовь свою показывал… А они потом написали, что «…находясь в состоянии алкогольного опьянения, разбил витрину продуктового магазина и похитил муляж колбасы «Краковской»…»

     Хемингуэй в тюрьме не сидел. А мне дали пятнадцать суток, и я две недели красил забор вокруг отделения. Дышал краской, от этого много думал. Верка ко мне не приходила, она, оказывается, уже с Гундосым жила, так что мне опять повезло. Это я потом понял, когда пиво пил на лавочке и Гундосого увидел с коляской, а рядом Верка с животом. И тоже с пивом.

     Хемингуэя всегда любили красивые женщины. Меня любили пьяные, а красивых я не видел. Нет у нас в Мытищах красивых женщин, не рождаются. Не от кого.

     Хемингуэй работал журналистом и мотался по всей Европе. Я тоже из Мытищ мотался в Москву, где работал охранником. В Швейцарии, в горах, Хемингуэй влюбился в подругу своей жены и ушёл из семьи. В Люберцах, на равнине, я встретил Людку, пожилую повариху местной шашлычной, тоже влюбился и переехал к ней. Мы с ней пиво каждый день пили, ну и водку иногда.

     Хемингуэю повезло, у него было трое сыновей от разных жён. Мне опять повезло больше, у моей Людки было четверо и от разных мужей. Может, один был и от Хемингуэя, я не спрашивал.

     Хемингуэй очень переживал, что оставил первую жену с ребёнком, и до конца жизни помогал им. Бывшие мужья Людки нам не помогали, а только мешались, так как половина из них жила вместе с нами. Потом, когда сыновья Людкины подросли, они маминых мужей, меня в том числе, с лестницы спустили. Пока было тепло, я ещё в Люберцах пожил, пиво попил, а вечером уехал.

     Хемингуэй всегда возвращался на родину, в США, где его ждала семья, ждали друзья и поклонники. Я тоже решил вернуться в Мытищи, где меня всегда ждут Гундосый и Крот. Оказалось, правда, что Гундосый умер, Крот пропал, а Верке пятьдесят три года. Вот так время пролетело, под пиво.

     Хемингуэю повезло, он выжил в страшной автокатастрофе. Долго лечился, но врачи поставили его на ноги и он снова вернулся домой. Мне тоже повезло, когда меня машина сшибла, но не насмерть, а «Скорая» без денег в больницу не везла. А откуда деньги, я Верке последнее на пиво отдал. Сам дошёл, ногами… Вот только возвращаться не к кому и некуда.

     Хемингуэй застрелился из охотничьего ружья. Он сходил с ума и не хотел, что бы сыновья и бывшие жёны видели его безумным и немощным. А мне не повезло – с ума я сошёл, но у меня нет ни ружья, ни бывших жён, никого. Так что немощным меня только санитарки видят, но они особенно не присматриваются. Живой и ладно.

     И пиво уже не помогает. Да и не дают его здесь. А когда просветление наступает, я думаю, что вообще зря свою жизнь пиву посвятил. Как-то по-другому надо было, но как? И спросить не у кого – Крота нет, Гундосого нет, санитарки внимания не обращают, Верка не приходит, как и тогда, в молодости. Пиво пьёт, наверное. Интересно, что Хемингуэй про это писал, надо обязательно прочитать, но… Теперь только в следующей жизни прочитаю, если она будет. Эта-то пролетела, как бутылка пива в электричке – только открыл, она уже закончилась, а от Мытищ ещё не отъехали. Не повезло мне, наверное. Надо было…

     …надо было сразу две брать. Не бутылки - жизни…

             Илья  Криштул  

    


Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Всплакнул... Жалко стало Хэминнуэя. Жизни толком не виделИ всё потому что судьба не дала ему визу на рождение Мытищах.

  • Илья, прочла с удовольствием, получила жизненно важную дозу юмора, за что Вам искренне признательна. Новых удач!

  • Уважаемый Илья и смешно вроде бы, и в то же время печаль и жалость переполняют меня к вашему герою, как его назвал Семён, Васе... Да, жизнь промелькнула вместе с глотком пива... Интересный рассказ. Мне понравился. Удачная находка - сравнение жизни Васи с жизнью Хемингуэя.
    С искренним уважением - Ариша.

  • Илья, люблю покритиковать, но здесь даже зацепиться не за что - все в масть. Ирония - высший класс + глубина. Вопрос никчемных людей стоял, стоит и будет стоять. Вы его хорошо показали. Дополню своим наблюдением этого явления:

    Мозги слегка подсушены
    И нервы чуть расшатаны,
    Как яблочко надкусанный
    Костюмчик мой с заплатами.
    Неплох я и вприглядочку,
    Приятен и вприкусочку,
    Мне б рюмочку в наградочку,
    Мне б огурец в закусочку.
    Ну а с тремя повторами
    Я буду весь ваш в досочку,
    С поносом и запорами,
    В прикиде и в обносочках.
    Для всех всегда на уровне
    Тяну пивко из кружицы...
    Мозги слегка подсушены
    А ноги в пенной лужице.

    Спасибо за приятные минуты, которые испытал при прочтении вашего иронично-философского творения.

  • Рад, что миниатюра понравилась, спасибо! Таких великолепных читателей, как на "Острове", не встретишь, наверное, нигде больше...

  • Здорово! Получила заряд юмора на начинающуюся рабочую неделю.
    Спасибо, Илья.

  • Браво. Давно так не веселился...Спасибо!

  • Илья, здравствуйте!
    Прочитал Вашу миниатюру на одном дыхании! Очень стильно и глубоко! Чувствуется музыка слов, мелодичный у Вас стиль!
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Уважаемый Илья,
    спасибо за неожиданный Юмор на уикенд, посмеялась от души! Но и погрустила- вспомнилась фраза: Жизнь, как туалетная бумага -чем ближе к концу, тем быстрее вращается.
    И последняя фраза хороша:
    "…надо было сразу две брать. Не бутылки - жизни…!"
    Для мужчин было бы ближе- "И бутылки , И жизни…!"
    -----

    К д-ру Семёну.
    Уважаемый коллега, Вы хорошо прошлись по напиткам Хэмми,
    но его герой в романе "Прощай оружие" пил также чуть-что и Кьянти, итальянское вино.
    Приехав в Голландию попробовала его - оказалось недорогое кисловатое, чуть ли не яблочное вино.
    Осталась верна франц. Бордо.
    С наилучшими пожеланиями,
    Валерия
    PS
    А вообще-то Хэмми был целой эпохой для нас в юности, т.к. в то время его книги были доступны в продаже (одни из немногих- для современных зарубежных авторов) В.А.

  • Что роднит героя Криштула, (назовьём его Васей для удобства обсуждения и чтобы не был он безымянным в нашем комментарии) и Хемингуэя? Разве что любовь к пиву и женщинам? Но этого, я скажу вам прямо, явно недостаточно.
    Потому, во-первых, что Папа Хэм такого пива, что варили или привозили в Мытищи, в рот бы не взял.
    А, во-вторых, он предпочитал пиву более крепкие напитки, начиная от виски, своего любимого «ерша» дайкири на основе рома и даже русскую «кровавую Мэри» – водку с томатным соком... Он даже в одном из своих произведений, якобы, сказал, что меня тошнит от вашего пива.
    Но и это не самое страшное. Ведь осталась ещё любовь к женщинам. Хотя и здесь Вася явно проигрывал Хемингуэю, у которого было четыре жены, а у Васи только одна, но с четырьмя мужьями и с таким же количеством сыновей от разных мужей.......
    Что ещё странно, что Вася пил много, но до красивых женщин так и не допился, а ведь известно, что «не бывает некрасивых женщин, а бывает мало водки...»
    О том с кем дружили Вася и Папа Хэм, и как дальше развивались параллельные биографии, рассказывать не могу и не буду. Так как сам ещё до понимания всей ситуации не достаточно выпил, но смешно уже показалось... Разбирайтесь сами, если сможете!

Последние поступления

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 1
  • Пользователей не на сайте: 2,301
  • Гостей: 198