Коровкина Ирина






-----------------------------

Дом второй

Программа «Первый дом на Родине» подошла к концу. Но ни денег, чтобы покинуть кибуц и снять квартиру, ни конкретных планов на будущее у нас не было. И не только у нас, в таком же положении находились сотни семей, разбросанных по кибуцам от Севера до Юга страны. И тогда правительство приняло новое решение: продлить программу «Первый дом на Родине», назвав ее, недолго думая, «Второй дом на Родине».  Семьям было разрешено еще на полгода остаться в кибуцах, но уже самим зарабатывать деньги, чтобы оплачивать свое проживание.

 

 

Лена и Саша

      Саше посчастливилось устроиться рабочим на бетонный завод «Блокаль». Учитывая безработицу того времени, это было, действительно, счастье.   Первый месяц ему давали только вторую смену, вынуждая Лену одиноко проводить ночи в холодной постели.   Но по истечении четырех недель начальство сжалилось, и к великой радости Лены, вписало имя Саши в колонку дневных работ. Первый день работы при дневном свете совпал с 10-м числом, когда Саше, как и всему израильскому народу, выдали зарплату. Пришел он домой поздно, когда девочки уже спали. Торжественно вынул из кармана рабочих штанов «тлуш маскорет» (ведомость) и вручил жене.

Увидев сумму зарплаты, Лена ахнула от радости и решила подарить мужу в эту ночь самые нежные ласки.  «Любимый, ты у меня герой» - она потянулась для поцелуя, но он холодно отстранил ее. «Или зарплата, или секс!» - сказал Саша и решительно раздвинул их сохнутовские кровати*. Разделся, рухнул на свою постель и тут же забылся тяжелым сном труженика.

  А Лена проплакала в подушку всю ночь. Но на этом неприятности не закончились. Как говорится в народе, «беда не приходит одна».  В этот раз она пришла в образе Сарит. Утром, когда Саша уже ушел совершать свой трудовой подвиг, а девочки собирались в школу, Сарит заскочила попросить у Лены немного кофе.   Соседка сразу заметила опухшие от слез глаза Лены. Опытным взглядом бывалой женщины она оглядела комнату, увидела две кровати, раздвинутые по разным углам. Заподозрила неладное, заглянула в комнатку девочек, но и там вместо супружеского ложа увидела две детские кровати.  Забыв про кофе, Сарит бросилась сообщить кибуцу тревожную новость: у «русских» проблемы!

 - Кто?! – с ужасом подумал каждый.  «Гарри завел шуры-муры с русской?» - решила его жена Яффа. «Неужели Арье? Теперь он потихоньку бегает от меня?» - вздрогнула Анат. «Женька, сволочь!» - подумала Верунчик.  «Амирам!!!» - грустно решили про себя три одинокие женщины Сарит, Дорит и Аяла, поскольку каждая была тайно влюблена в него и надеялась на взаимность.

    Неспокойно было и на мужской стороне: - «Неужели этот «русский» кобель после двенадцатичасовой смены еще и заглядывается на наших жен?! Но кто? Яффа? Анат? Сарит? Аяла? Верочка?» - думал каждый.

Холодная стена отчуждения и подозрения возникла между кибуцниками и несчастной «русской» супружеской парой.  Каждый их шаг, вздох, взгляд, слово запоминались и анализировались.  Вначале Лена очень переживала. Она решила, что женщины осуждают ее за холодное отношение к мужу. Но почему она стала вдруг ловить на себе оценивающие взгляды мужчин, как будто раздевающие ее? Неужели они думают, что она способна предать своего обожаемого Сашу в эту тяжелую для их семьи минуту? Или ей это только так кажется в силу сексуальной неудовлетворенности?  Она уже была готова обратиться с этим вопросом к психоаналитику, но нашлось более удачное, а главное, дешевое решение этой проблемы.

 Лена пошла убирать трехэтажные виллы в соседнем поселке - пять часов, которые экономные хозяйки оплачивали за уборку своих огромных домов. Пять часов беготни по лестницам с ведром, тряпкой, шваброй, коврами. Пять часов уборки в бешеном темпе, чтобы конкурировать с арабскими уборщицами из соседней деревни.  Каждый день недели другой дом, чтобы за пять часов убрать всю недельную грязь! Пять часов в день, шесть раз в неделю – и никаких гормональных бурь и душевных терзаний!

Что же касается Саши, то он вообще ничего не замечал. Работая на заводе, он быстро пришел к выводу, что для достижения наркотического дурмана, пьянящего состояния беззаботности и бесчувственности, совсем не обязательно тратить огромные деньги на марихуану и героин.  Двенадцатичасовой рабочий день на бетонном заводе «Блокаль» мог полностью заменить сильный наркотик. Поэтому на второй месяц работы Саша уже с трудом отличал день и ночь, он плохо помнил, какой сегодня  день недели, и даже  стал забывать   месяца года, так как в Израиле всегда стояло бесконечное лето.

 

 

 

Женя и Вера

 

Женя тоже устроился поначалу на завод, но увидев страшное состояние Саши, решил, пока не поздно, соскочить с наркотической иглы  и бросил беспросветную работу на бетонном заводе «Блокаль».

 По нескольку дней сидел он в кибуцной столовой, обложившись русскими газетами, и карандашом подчеркивал заманчивые предложения.  Потом вдруг исчезал на целый день, чтобы вернуться вечером к Верочке счастливым, вдохновленным и обязательно с букетом роз.

Из первой своей поездки он вернулся с огромным круглым значком на груди и большим красивым пакетом в руках. 

- Верунчик, любовь моя, выбирай, какого цвета мерседес мы закажем? – И он выложил перед ошеломленной женой красочные проспекты фирмы «Гербалайф»!

-Сколько? – закричала Вера.

- Около 10 тысяч долларов ежемесячно! И это только в начале! Лидеры «Гербалайф» получают чеки по миллиону долларов, а Марк Хьюз…

- Сколько ты заплатил за эту гадость, спрашиваю я? – заорала Вера.

- Всего лишь девять тысяч шекелей, это начальный взнос, чтобы стать супервайзером. Я снял деньги с нашего счета, как раз вчера зашла сумма на приобретение электротоваров.

Дальше из домика «русских» слышались крики, звон посуды, рыдания. 

     - Если он тебя бьет, ты не скрывай, мы мигом позвоним в женскую организацию НААМАТ, это тебе не Россия, - утешали Верочку женщины кибуца.

Из следующей поездки Женя вернулся с большим красивым фотоальбомом.

 -Птица моя, - ласково обратился он к жене, - выбирай, где ты хочешь провести очередной отпуск: на Мальдивах или в Рио де Жанейро?  Мне предрекли большое будущее, я стану топ-моделью, на мне будут демонстрировать свои товары лучшие фирмы, выпускающие мужскую одежду и обувь.  Вот снимки с первой моей фотосессии. – Женя протянул Верочке альбом.

-Сколько? – закричала Вера.

- Около тысячи долларов за один выход на подиум! И это только в начале!  Раскрученные топ модели получают чеки по миллиону долларов, а…

- Сколько ты заплатил за этот альбом, спрашиваю я? – заорала Вера.

- А, всего лишь две тысячи шекелей, я снял деньги с нашего счета, как раз вчера зашел последний платеж из министерства абсорбции.

Дальше из домика «русских» слышались крики, звон посуды, рыдания.

Из третий поездки Женя вернулся с пустыми руками, но по- прежнему счастливый.

- Моя белая госпожа, - высокопарно обратился он к супруге, - теперь тебе придется научиться правильно везти себя с черной прислугой.  Быть демократичной с одной стороны, но с другой  - держать дистанцию. Мы с тобой едем в ЮАР на поиски алмазов!  Я уже сегодня подписал договор.

- Сколько? – закричала Вера.

- Около 5 тысяч долларов за каждый найденный алмаз средней величины. Но если повезет найти большой алмаз…

- Сколько ты заплатил за договор, спрашиваю я? – заорала Вера.

- Всего тысячу шекелей, осталось только купить билеты на самолет и оплатить первые дни проживания в отеле…

Дальше из домика «русских» слышались крики, звон посуды, рыдания. Кибуцники вызвали полицию.  Женя провел в полицейском участке несколько дней и подписал договор, что ближе, чем на пять метров к супруге не приблизится.

Женя вернулся домой тихий и грустный. Он больше не читал газет с карандашом в руках и никуда не ездил.

На целый день уходил он в соседний поселок в поисках черной работы и каждый вечер, молча, отдавал жене 150 тяжело заработанных шекелей.

Верочке удалось устроиться в гостиницу, куда только что привезли из Эфиопии темнокожих евреев.  Неизвестно, чувствовала ли она себя белой госпожой, убирая за ними мусор и отмывая грязь в унитазах, но зарплата стабильно заходила на их совместный с Женей счет. 

Два месяца все было чинно и благородно.  За  наличные деньги, которые приносил Женя, Верочка купила кое-что из одежды, обуви и посуды.  Ведь людям, приехавшим в другую страну с двумя чемоданами, столько надо приобрести.  Деньги с банковского счета она не снимала. Копила, чтобы расплатиться с кибуцем. И вот день расплаты настал…  Утром веселая Верочка уехала в банк за деньгами, а уже днем кибуцники услышали из их домика крики, звон посуды и рыдания…  

Банковский счет оказался пустым!  Ежедневно Женя снимал со счета по двести шекелей.

- Ты отдавал мне только сто пятьдесят, где оставшиеся пятьдесят шекелей? – вопила обезумевшая «белая госпожа».

- На них я пил пиво и обедал, надо же мне было что-то делать весь день, - оправдывался Женя.

Новый виток напряженности

 

После того как Гарри перевел кибуц на йоговское питание, «русские семьи» стали получать продукты сухим пайком.  В назначенный день, в назначенный час подошли Лена и Вера к продуктовому складу возле столовой и покорно   сели на скамейку  в ожидании Гарри. К этому времени они уже хорошо знали слова «совланут» и «леат-леат», а также народную поговорку, что израильтянин не опаздывает только тогда, когда не приходит совсем.

Чтобы скоротать время, подружки завели профессиональный разговор, обсуждая проблемы на работе.

- Моя хозяйка требует, чтобы я хлорку выливала на ершик, а потом терла им унитаз. Говорит, так экономнее, – начала Лена.

- Что за бред?! - Живо откликнулась Верочка. - Я лью хлор прямо в унитаз, а потом тру щеткой.

- Вот-вот, бред, ты правильно заметила.  Она, вообще, сложный человек. Недавно протянула в спальню шланг, поливает из него пол и стены, а меня заставляет сгребать воду в специальную дырку в полу.

- Дикари!  Они здесь все дикари! А помнишь, как она спрашивала тебя, есть ли у тебя высшее образование? Видите ли, у них все работники с высшим образованием, и посудомойка в их частном кафе, и рабочие в их гараже, а теперь вот и уборщица!

- А сама-то, сама! – подхватила Лена. - Села в свой мерседес за покупками ехать, штаны на коленках вытянуты, майка мятая, а на ногах, не поверишь, – шлепанцы!  О прическе и макияже вообще молчу. А у нас, в совхозе «Октябрьский» на Камчатке женщины в магазин не выходили без того, чтобы губки не подкрасить. Да что там губки, на каблучках по досточкам бежали в весеннюю слякоть.   А тут в шлепках на мерседесе!

- Дикари, все они здесь дикари. У меня тоже на работе весело. Вчера одну эфиопку ловили. У них традиция такая во время месячных из дома уходить, типа грязная она. Ну и убежала женщина, еще младенца своего прихватила, чтобы грудью кормить. Спряталась в зарослях между улицей Герцль и проспектом Бен-Гуриона.  Еле нашли!

- Ну, а что они, вообще, за люди – эти эфиопы? – с любопытством спросила Лена.

 - Да так, люди,  как люди. Иврит учить не хотят.  Ульпан прогуливают. В общем, нормальные люди, сидят целыми днями на полу, кофе пьют... Меня угощали, очень крепкий кофе и еда вся очень острая.

-  А мне хозяйка говорит: «Делай перерыв, пей кофе, бери из холодильника и с полочек все, что хочешь».  Ну, я и взяла недавно печенье к кофейку. Чувствую, странные они такие на вкус. Пригляделась к пакету, а это собачий корм. Представь!

- Это я как раз легко представляю.  Я вот только не могу понять, куда это Гарри сегодня делся! Уже сорок минут его ждем. Ведь договаривались, один час в неделю без медитаций и релаксации. Где его носит, черт возьми!

И, окончательно потеряв свой «савланут», проголодавшиеся подруги пошли на поиски  «кормильца». 

Кибуц жил своей обычной жизнью. Амирам подстригал розы. Бени с несколькими последователями, скрутившись в позе лотоса, пребывали в глубокой нирване. Анат и Арье  любовно ворковали друг с другом, примостившись на бортике песочницы, где играла их дочка.  Все три «груши», Сарит,  Дорит и Аяла, сидели прямо на асфальтовой дорожке и пили кофе.  Все были на своих местах, и никто не видел Гарри. Правда, Амирам с загадочной улыбкой высказал предположение, что председатель кибуца скорее всего у себя дома.

Набравшись смелости, пошли в гости к Гарри. На стук в дверь никто не откликнулся, но она была, естественно, не заперта. Из дома доносились какие-то странные звуки.  Голодные женщины, набравшись наглости, зашли без приглашения…

Гарри лежал на кровати, лицо его выражало вселенское счастье, но эта была не медитация. Гарри напряженно следил за происходящим в глубине комнаты.  Там, на тумбочке, бережно накрытый сверху красным знаменем, стоял телевизор. На экране двигались колонны радостных людей. Развивались красные флаги. «Мир, труд, май!» - захлебывался от счастья комментатор.

- Да сегодня же Первое Мая! – воскликнула Лена. - А мы и забыли совсем.

- Вот он, - Верочка гневно указала на лежащего Гарри. – Полюбуйся, истинный большевик. Твои голодные дети сейчас вернутся из школы, наши измученные непосильным трудом мужья придут с работы, а кормить их нечем! Потому что этот коммунист лежит себе и смотрит демонстрацию.

- А ты знаешь о преступлениях большевиков? – обратилась Вера к лежащему председателю кибуца. Вера считала себя политически очень подкованной женщиной.  В перерыве между первым и вторым замужеством, проживая с родителями в хмуром Ленинграде, без работы и без каких-либо определенных перспектив на будущее, она целыми днями читала разоблачающую советскую власть литературу и смотрела соответствующие передачи по телевизору.  Ей давно хотелось поделиться своими знаниями, и тут настал подходящий момент. Перекрикивая телевизионного комментатора, на своем слабеньком иврите, употребляя  глаголы в инфинитиве и начисто игнорируя предлоги, Вера    произносила свою пламенную речь перед ошеломленными Леной и Гарри.  Она говорила эмоционально, подражая ораторам, выступавшим на митингах во время Перестройки. Когда не хватало слов, Вера помогала себе мимикой и жестами.  Она хотела открыть Гарри глаза на истинный облик коммунизма. И, действительно, после каждой фразы глаза Гарри все больше и больше расширялись от ужаса. «Прозревает», - решила Вера и еще поддала жару своим речам.

 На шум сбежались «груши».

- Ма кара, ма кара (что случилось)? – закудахтали они.

- «Русские», - Гарри указал на Веру и Лену, - хотят захватить власть в кибуце! Они угрожали мне!

- Опять началось! – закричали наперебой Сарит и Дорит. – Хватит, натерпелись.  Надо их было выгнать сразу же после новогодней выходки. Все ты, Аяла! Ты защищала их и взяла на поруки! Полюбуйся, теперь.

Аяла молчала.  Она, действительно, пожалела русские семьи после новогоднего скандала и поручилась за них.

 

Поездка к врачу

 

  Женя прогуливался по кибуцу уже третий час. Прошел столовую, детский сад, «рощу груш», домик правления, стоянку кибуцных машин, потом опять столовую и все далее по кругу. Он тщетно придумывал причину, которая помогла бы ему улизнуть от Верочки в Тверию и немного развеяться.

Верочка устроила «генеральную» уборку, вымещая всю свою злость на несчастных подушках, матрасе, швабре и щетках.  Кибуцную столовую украшали к празднику Шавуот. Нет, решительно некуда было деться сегодня неприкаянному Жене, чтобы скоротать нудные, тягучие вечерние часы. От безделья он даже стал присматривать дерево, на которое привяжет веревку и все, конец! Плачущая Вера, скорбное лицо Гарри, понурые фигуры кибуцников.  Хорошо бы, чтобы об этом узнала и та сволочь из Сохнута… 

 От этих грустных мыслей стало немного веселее. Женя перевел взгляд от толстой ветки на дорожку, по которой в его фантазиях должна бежать обезумевшая от горя Верочка, но увидел Лену.  Лицо у Лены было грустное, несчастное, в глазах стояли слезы.  Жене даже на миг показалось, что тело его уже висит на дереве, и он наблюдает за Леной с небес.  Вот сейчас она закричит и без сил упадет на землю. Лена, действительно, вскрикнула и тяжело села на камень. 

     -  Нога… столик упал, когда я убирала виллу. Точнее, столешница, гранитная, она не была прикреплена, я столик подняла, а она упала и прямо на ногу… -  И только тут Женя увидел, что одна нога у Лены распухшая, сине- красная, огромная, и к ступне, которая не поместилась бы теперь ни в один ботинок, трогательно привязана веревочкой картонка.

 План созрел мгновенно.

- К врачу, срочно к врачу в Тверию! – Из несчастного, прибитого жизнью скитальца Женя вмиг превратился в сгусток энергии. – Я возьму у Гарри кибуцную машину, по такому случаю он даст, и повезу тебя в травмопункт!

Женя побежал искать Гарри, весело напевая: «Увезу тебя в травмпункт я, увезу к седым пескам…. Мы поедем, мы помчимся на машине, на кибуцной…».

А Лена поплелась домой, посмотреть, вернулись ли из школы дети.

Марина, старшая, как всегда сидела в кресле и читала книгу, а Вика носилась возле дома на велосипеде. Саша спал перед ночной сменой. Лена стала будить его и просить присмотреть за Викой. За Марину она в данной ситуации не беспокоилась. Девочка полностью ушла от действительности в мир книг, и вряд ли поднимется со своего кресла до ночи. А вот Вика, напротив, в последнее время стала совсем неуправляемой. Саша с трудом открыл один глаз, посоветовал ей забрать своих детей с собой, напомнил про зарплату и еще добавил что-то неразборчиво. То есть Лена, к сожалению, разобрала, но решила, что это было неразборчиво, со сна, и ей это послышалось.  Но в травмопункт ехать сразу расхотелось, лучше она останется здесь, с Викой. А нога… Что ж, Саша потом раскается, и дочки всплакнут. Даже не оторвались от своих дел, не подошли к больной матери. Хорошо, чтобы об этом узнала и та сволочь из Сохнута…  

От грустных мыслей ее оторвал настойчивый автомобильный гудок.

Опытный Женя предусмотрел  эту ситуацию. Он лихо подкатил к домику Лены на кибуцной машине вместе с Верочкой. Узнав о таком несчастье, Вера сменила гнев на милость, сразу же согласилась присмотреть за детьми, накормить их ужином и даже пыталась переодеть Лену из рабочей одежды во что-то соответствующее предстоящей поездке в город. Но старые, потертые штаны Лены никак не хотели слезать с распухшей ноги, а разрезать их Лена категорически отказалась. Вера аккуратно подвернула штанину, закатала ее до колена, привязала потуже картонку к ступне и, тяжело вздохнув, отпустила мужа с подругой в Тверию.

Не успели они выехать за территорию кибуца, как Женя стал жаловаться на сексуальную холодность Верочки, на ее постоянные попреки и свое бесконечное одиночество.

- А ведь это она, стерва, притащила меня в Израиль! Променять Питер на этот убогий кибуц! Дурак, какой я дурак! Белые ночи, влюбленные пары на набережной Невы, толпы туристов! А работа у меня была, можно сказать, романтическая: я по ночам хлеб развозил по магазинам и всякую там свежую выпечку.   И вот представь, еду я по Питеру, мосты развели, народ возбужденный, магазины закрыты…. А у меня в машине, кроме мучного, всегда было несколько ящиков водки на продажу! Понимаешь?! Да ничего ты не понимаешь! Я за одну белую ночь столько имел, сколько ты за год в своем совхозе на Камчатке не получала! Да слышал я про твои ранние помидоры! Но все это фигня, уж поверь мне. Пачки, пачки денег. Руки уставали их считать!  И вот на нашей тусовке появилась она, загадочная иностранка, Верочка, только что из Туниса!  Сколько в ней было заграничного шарма! И я влюбился, как дурак. Как мальчишка! На беду, она ответила взаимностью, я приглянулся ей пятой графой! И вот я здесь! А сколько раз я спрашивал ее: «Верочка, скажи правду, Израиль – это Европа?»  «Европа, Женечка, Европа», - отвечала эта иностранка и игриво ласкала меня. А где теперь эта игривость, где эти ласки?  Так я тебе отвечу, Лена, отвечу честно, там же, где и эта Европа…  А я вот смотрю на тебя, Лена, и восхищаюсь. И муж у тебя ухоженный, и дети воспитанные, еще и работать умудряешься, и как тяжело работаешь! Да ты, Лена, просто цены себе не знаешь, ты такая…такая… да, ты просто трехжильная!

И Женька аккуратно притормозил перед травмопунктом, до которого они уже успели доехать.

- Иди, Леночка, иди. Осторожно ступай, береги ногу. А я по магазинам прошвырнусь и часа через два заеду за тобой.

Как только Лена захлопнула дверцу машины, Женька ударил «по газам» и, напевая: «На машине на кибуцной…», скрылся за поворотом.

«Шалом, ма нишма(Как дела) ?! – радостно бросилась к Лене девушка-секретарша.   Посмотрев на распухшую ногу, покачала головой: «Русья, Чернобыль…» и протянула Лене номерок в очередь к ортопеду. Лена нашла свободный стул и села. Народу было много, но больные все продолжали и продолжали поступать. Кто хромал на костылях, кого вкатывали на кресле-каталке, а некоторых даже вносили на носилках. И для всех у девушки-секретаря было готово радостное приветствие: «Шалом, ма нишма?»  - как будто встречала она не больных в травмопункте, а дорогих гостей на вечеринке.

Наконец-то подошла очередь Лены. Врач, строгий пожилой мужчина, внимательно выслушал рассказ Лены, поправляя неправильно произнесенные на иврите слова, заставляя употреблять глаголы в прошедшем времени, а не в инфинитиве и правильно пользоваться предлогами: «Стол не падать, а упал. Не в ногу, а на ногу», - терпеливо объяснял он пациентке. Потом, заставив Лену еще раз повторить весь рассказ, но уже без лингвистических ошибок, поставил диагноз:

- Это перелом, несомненно, перелом. Кость сломалась! – И, подумав, что, возможно, Лена не знает этих ивритских слов, схватил со стола карандаш и с треском разломал его пополам:

 - Теперь поняла? - Он поднес к лицу Лены острые обломки карандаша, радуясь своей находчивости. – Теперь ты будешь знать два новых слова: «перелом» и «кость». А сейчас иди на рентген. Уверен, что это перелом. Но по правилам больничной кассы должен предоставить тебе полное обслуживание.

Через час Лена протянула врачу рентгеновские снимки.  Доктор уверенно взял их, посмотрел на свет и вдруг закричал по-русски:

- Блин, кость цела! Да как же так? Ведь по всем признакам, это перелом!

- Вы говорите по-русски? – удивилась Лена. - Тогда зачем вы заставляли меня все рассказывать на иврите?

- Для тебя же старался. Ты должна использовать любую возможность, чтобы практиковаться в языке. Иначе ты его никогда не выучишь. Никогда! А сейчас ступай домой и приложи к ноге что-нибудь холодное. Надо же, кость цела!  

     Доктор швырнул Лене рентгеновские снимки, как будто она была виновата в неправильном диагнозе.

Через полчаса появился разрумянившийся и веселый Женька. Ему хотелось еще оттянуть момент встречи с Верочкой, и план у него был уже готов!

- Тебе фатально не везет, -  Женя с трудом изобразил скорбное выражение лица. - Я хочу помочь тебе. Мы сейчас поедем в Капернаум, там в Церкви Двенадцати Апостолов ты поставишь свечку. Ничем не рискуем, но я уверен, поможет.

Переубеждать Женю уже не было сил. Поехали в Капернаум. По дороге Женя опять жаловался на сексуальную холодность Верочки, но ничего нового для себя Лена уже не узнала. На комплементе «ты – трехжильная…» Женя притормозил на стоянке недалеко от церкви.

- Ты посиди здесь, - он указал Лене на пыльную скамеечку. – А я сбегаю, посмотрю, открыт ли храм, в крайнем случае, разыщу батюшку, попрошу у него ключ, по такому случаю он даст…

Женька убежал, а Лена положила распухшую ногу на скамейку и стала с ужасом разглядывать ее. Вид у ноги был страшный, да и сама ноющая боль превратилась в острую, почти нестерпимую. Нога настолько распухла, что старая штанина начала расходиться по шву.  Картонка, привязанная к ступне, почти стерлась и была сейчас на размер меньше распухшей ноги.

Она отвязала картонку и положила рядом с собой. От веревок на ступне остались красные рубцы.  «Пусть нога отдохнет.  Она такая страшная.  Да и я, наверное, жутко выгляжу. Вот бы посмотреть в зеркало»… -  подумала Лена. Она вдруг вспомнила, что не умывалась и не расчесывалась после работы, а также ничего не ела и не пила. Потом махнула рукой на эти мелочи. Все равно вокруг никого нет, какая разница, как она выглядит.

Но   Лена ошиблась. На стоянку заехал шикарный автобус.  Из него вышли иностранные туристы и чинно пошли по направлению к церкви. Увидев Лену, они начали возбужденно переговариваться между собой, полезли за кошельками, и тут, к ужасу Лены, на картонку начали сыпаться доллары.

- Не надо, не надо, я не нищая! -  Закричала Лена на русском, потом на иврите, а потом просто заплакала. Но туристы поняли слова Лены неправильно.  Они стали гладить Лену по голове, перекрестили ее, а одна верующая даже крепко расцеловала в обе щеки, три раза по христианскому обычаю.

Дальше Лена уже ничего не помнила.  Она очнулась в своем кибуцном домике. Вера заботливо положила лед к ноге и холодную повязку на лоб. Саша уже был на работе, девочки спали, но обиднее всего было то, что об этом не узнала та сволочь … из Сохнута.

 

Собрание

 

Вера стояла на автобусной остановке и обдумывала ситуацию: мужа надо было срочно менять – это ясно.  И страну тоже желательно поменять, даже не страну, а регион. Надо брать значительно севернее, подальше от Африки.

- Можно вам задать один вопрос? – неожиданно обратились к Вере две стоявшие рядом женщины. – Вы верите в Бога живого? Верите, что Создатель желает своей пастве только благо?

- Ну, допустим….

- Тогда мы приглашаем вас на наше собрание «Евреи, верующие в Христа». В этот шабат будет особая молитва, к нам приезжают братья по вере из Финляндии.

Что ж, Финляндия, это совсем не плохо. И Верочка тут же стала решать организационные вопросы.  Ее, Лену и девочек (это, чтобы не вызвать преждевременных подозрений у ревнивого Женьки) заберут прямо из кибуца на микроавтобусе «братьев по вере».  А вечером вернут назад.

Лену долго уговаривать не пришлось.  Она уже почти вылечила ногу и практически не хромала.  Но все равно очередной шабат не предвещал никакой радости. Саша весь день будет спать перед ночной сменой, а она с девочками часами гулять по кибуцу от одной загородки с колючей проволокой до другой, разглядывая бедуинских коров, пасущихся на каменистых склонах.

   Таким образом, неожиданно для себя, Вера и Лена с дочками оказались среди евреев, верующих в Христа.

  Девочек забрали на детские занятия, Верочка сразу куда-то упорхнула, а Лена зашла в большой зал, полный верующих.  Она с облегчением отметила, что люди вокруг приятные, доброжелательные, празднично одетые. На сцене стояли электроорган и две гитары.

 - Прославление! - Закричал кто-то.

И тут же на сцену выскочили двое  молодых парней. Они ударили по струнам и бодро запели.  Через мгновение к ним присоединилась красивая девушка. Она играла на электрооргане.  Зрители стали раскачиваться в такт и поднимать к небу руки. Все это больше было похоже на дискотеку в школе, где училась Лена, чем на богослужение.

После Прославления по рядам пустили пластиковое ведерко для сбора пожертвований.  Несколько человек по очереди рассказывали, какие чудесные изменения произошли в их жизни после того, как они стали отдавать десятину.

Наконец, появились братья по вере из Финляндии. Как объяснил пастырь, на них недавно снизошла божественная сила, и теперь они ездят по свету, исцеляют больных и помогают страждущим.

Из зала вышли желающие исцелиться. Братья возлагали им на плечи руки, шептали молитву, и люди падали на спину, как подкошенные. Видимо, такое исцеление было здесь не в новинку, так как падающих подхватывали и осторожно укладывали на пол. 

Неожиданно и Лена оказалась перед братьями.  Один из них положил ей руки на плечи. Руки были горячие, и от них, действительно, исходила какая-то положительная энергия. Лена зажмурилась. Руки слегка подтолкнули ее назад, но она не упала.  «Молись, сестра, молись!» - Кричал ей кто-то так, как когда-то в роддоме кричала акушерка: «Тужься, милая, тужься». Лена молилась изо всех сил. Но тогда после потуг раздался детский крик, а сейчас ничего не произошло. Она так и не упала в заботливо расставленные сзади руки. Просто отошла от братьев и вышла на улицу.

Во дворе был уже накрыт стол с легким угощением: нарезанные на четыре части питы, хумус, соленые огурцы и оливки.  Стояли кувшины с холодной сладкой водой, а на соседнем столике дымился электросамовар, окруженный вазочками с пакетиками чая, сахара и кофе.

К Лене подбежала младшая дочка Вика.

- Мама, смотри, нас учили рисовать голубя! 

Голубь в изображении Вики был очень похож на цыпленка из кибуцного курятника, такой же длинноногий и несуразный.

Тут же к ним подскочила Верочка:

- Я тут смотрела комнаты для обездоленных, - радостно сообщила она. - Найду там для себя временное пристанище, если нас все-таки выпрут из кибуца за долги. А Женька пусть катится на все четыре стороны. Ну, а ты как? Вижу, что тоже развеялась немного!  Ой, какая курочка-ряба, - Верочка похвалила Вику. - Рисуй, рисуй, детка, вырастешь, художницей станешь!

И Верочка снова куда-то ускакала.

Старшая дочь Марина к столу даже не подошла. Она сидела в тени оливкового дерева и увлеченно читала Библию.

Лена выпила немного воды и снова зашла в зал. Во втором отделении продолжалась проповедь пастыря.

Говорил пастырь на английском, а красивая девушка-пианистка синхронно переводила проповедь на русский. Лена с интересом слушала. Пастырь обрисовывал Всевышнего в образе доброго председателя профсоюза, раздающего нуждающимся по их просьбам: кому здоровье, кому материальный достаток, кому детей. Раздавал щедро, но только членам своего профсоюза, и только тем, кто регулярно платит взносы.

Напоследок помолились еще раз и разошлись по машинам.

Вера и девочки тут же заснули. А Лена смотрела в окно.

 Вот они проезжают реку Иордан. К святому месту идет группа желающих креститься. Впереди идет пастырь. За ним верующие, у каждого в руках только что купленная белая крестильная рубашка.

Чуть дальше к могиле праведника Рамбам'а поднимается группа мужчин в черных сюртуках и черных шляпах.

По озеру Кинерет плывут несколько кораблей с паломниками.  Паломники сидят на палубе. Поют псалмы, поднимают глаза к небесам и изредка подглядывают в листочки с текстом.

А по улицам Тверии уже спешат в синагогу верующие евреи. У мужчин в руках аккуратно сложенный талес и книга священных писаний.  Женщины одеты в нарядные шабатние платья. Скоро начнется вечерняя молитва.

Мимо проносятся туристические автобусы. Они спешат к вечерне в Церковь  Двенадцати Апостолов и в Церковь Нагорной проповеди.

Напряженный будет сегодня вечер в небесной канцелярии. Много просьб и молитв вознесутся к небу.

***

В кибуц вернулись затемно. Лена взяла спящую Вику на руки, осторожно разбудила Марину и повела полусонную девочку к их временному жилищу. В окне горел свет, и это было странно, потому что Саша давно должен был быть на работе.

    Саша вышел им навстречу. Спокойный, добродушный, уверенный в себе.

- Я ушел с этого жуткого завода. Мы переедем в Хайфу, пойдем на курсы, найдем нормальную работу.  Девочки будут учиться в городской школе. Все устроится…



-----------------------------





фото - Борис Аарон

Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Дорогая Ирочка, продолжаю знакомиться с твоей абсорбцией и твоих друзей. Было очень не легко привыкать к новой совершенно неизвестной чужой стране. Да, деятели Сохнута делали свою работу целеустремлённо. Были необходимы для страны белые рабы и пушечное мясо, да простит Господь за эти крамольные мысли, но оно так и было. А вот по по прибытии в страну чёрной расы, сохнут и министерство абсорбции просто растилались перед ними угождая им. И правильно говорила Вера - сволочи из Сохнута...
    Дорогой Борис, спасибо за фото чудо!!!
    С любовью - Ариша.

  • Борисову. Ностальгия у Галича поэтический образ. Он, наверное, мог себе это позволить из-за своего таланта и неумения делать ничего другого. А у нас жены, дети, кормить надо было, учить язык, овладевать новой профессией. Да и зачем, скажем, оперирующему врачу с зарплатой под миллион в год тосковать по однокомнатной квартире, оставленной в Житомере. Вы бы тосковали?

  • Дорогая г-жа Коровкина! Дорогая Наташа! Ваша склонность к сатире и юмору хорошо известна. Но вам в начале эмиграции не повезло. И причины этого понятны. Очень молоденькая, беззащитная женщина с двумя крошками - детьми, без знания языка, без знаний обычаев, традиций, законов новой страны, без родных, друзей, близких людей, которые помогли бы в тяжелые времена, попадает случайно в ситуацию, которую не знает и не понимает: попадает в кибуц, созданный только полгода тому назад.
    Но, Наташа, зная продолжение вашей жизни в Израиле за последующие 25 лет, могу сказать, что закалка, которую вы получили в первые годы эмиграции, пошла вам во многом на пользу. И одна из польз - вы стали писать хорошую прозу.
    С некоторым опасением, но очень жду следующие главы вашей повести, представляю с каким юмором вы опишете нашу совместную работу.

  • Дорогая Фаина! Всегда с радостью читаю ваши комментарии. Читайте главы без опасения :) . О;)ни описывают только первый год моей жизни в Израиле. Приятного чтения.;)

  • Шалом Алейхем метко заметил, что "Евреи - умные люди, но им не хватает ума, чтобы скрыть свои мысли", потому что "где два еврея, там три мнения", - говорит старинное еврейское изречение. Так и в этом рассказе представлены одновременно разные точки зрения на эмиграцию и жизнь в Израиле. Израиль — это страна, где люди обогатили землю, а не земля сделала людей богатыми. И основную роль в этом освоении пустынь сыграли Кибуцы. В борьбе за выживание у евреев есть одно секретное оружие – полное отсутствие альтернативы… Евреи - это народ инноваций, выдумок и изобретений и читая про жизнь, в Израиле мы не перестаем удивляться, на сколько она неожиданна, оригинальна и остроумна. Еще хотелось бы привести высказывание Игоря Губермана: "Евреев очень мало на планете, но каждого еврея очень много".
    С уважением, Юрий Тубольцев

  • Ответ на вопрос: можно ли любить или не любить ту или иную страну - так же нелогичен и субъективен, как вопрос: почему вы любите именно этого человека или именно этого ребенка. Эти чувства очень личные, а критика их воспринимается очень болезненно. Я знаю многих людей, которые счастливы во втором или даже третьем браке. Которые испытывают такую же родительскую любовь к приемным детям, как к родным. И если вы спросите мужчину: почему он выбрал именно эту женщину, хотя у нее не очень стройные ноги и ее дети от первого брака имеют плохую успеваемость в школе, и вообще она не его первая любовь? Возможно в ответ вы услышите грубость.
    Так и я, зная, что где-то на берегах голубых озер растут нежные березки, что есть мужчины с атлетическим телосложением и большой зарплатой, что чьи-то дети являются вундеркиндами, продолжаю любить СВОЮ страну, СВОЕГО мужчину и СВОИХ детей. Меня можно критиковать, осуждать и даже смеяться надо мной. Но изменить мои чувства никому не под силу. Они мои, они уникальные. И никакими логическими схемами их не объяснить.
    Поэтому я предлагаю, перейти к обсуждению литературных качеств этого произведения.
    Благодарю всех, кто написал комментарии. Чуть позже я отвечу каждому.

  • Г-н Борисов. Книжно-киношной ностальгии по березкам не существует. Ее придумали. Есть ностальгия по молодости (как и у вас, скорее всего). Первое время скучали за друзьями, сожалели о потеряной любимой работе, или должности. Но с годами все покрылось повседневными заботами и практически исчезло. Ну а те, кто добился многого, тот день когда они покинули СССР, считают самым счастливым днем в своей жизни.

  • Когда я вернусь…
    Ты не смейся, — когда я вернусь,
    Когда пробегу, не касаясь земли, по февральскому снегу,
    По еле заметному следу — к теплу и ночлегу, —
    И, вздрогнув от счастья, на птичий твой зов оглянусь, —
    Когда я вернусь.
    О, когда я вернусь!..

    Послушай, послушай, не смейся.
    Когда я вернусь,
    И прямо с вокзала, разделавшись круто с таможней,
    И прямо с вокзала — в кромешный, ничтожный, раёшный —
    Ворвусь в этот город, которым казнюсь и клянусь,
    Когда я вернусь.
    О, когда я вернусь!..

    Когда я вернусь,
    Я пойду в тот единственный дом,
    Где с куполом синим не властно соперничать небо,
    И ладана запах, как запах приютского хлеба,
    Ударит в меня и заплещется в сердце моём —
    Когда я вернусь.
    О, когда я вернусь!

    Когда я вернусь,
    Засвистят в феврале соловьи
    Тот старый мотив, тот давнишний, забытый, запетый.
    И я упаду, побеждённый своею победой,
    И ткнусь головою, как в пристань, в колени твои!
    Когда я вернусь…

    - А когда я вернусь?!

  • Дорогая Валерия. Печально, что отвечаете Вы, ибо у Вас другая, абсолютно иная ситуация.Вы уехали за бугор выйдя замуж за иностранца, то бишь вы не бежали от оголтелого антисемитизма, не читали плакатов" Москали за Днипр, а жиды в Днипр", и Вы не покинули Россию как диссидент,нет, Вы уехали по любви к человеку, а это как говорят в Одессе две большие разницы. Валерия, зачем Вы муссируете падение Боинга? Уже давно весь мир осознал что его сбил Киев, и лишь ваша комиссия молчит, так как не знает,как преподнести своему же народу столь неприглядную свою роль в расследовании, с одной стороны очевидная правда и трупы земляков, а с другой стороны грозный прищур американского президента. Сталина в России никто и никогда не реабилитирует, но Иван Грозный для страны сделал очень много и отрицать это могут лишь те, кому истинная история становления России как "кость в горле". Про Немцова говорить совсем не хочется, там сейчас дерутся адвокаты его законных и незаконных детей в попытке урвать из того огромного состояния, что он оставил...Я понимаю Валерия, что находясь за бугром Вы читаете в основном только то, что Вам подсовывает западная пресса и западное телевидение, но кто вам сказал, что они объективны, и всегда говорят правду, Абама, Клинтон, Меркель? Европу захлестнула волна беженцев, а Америка как всегда не причем. В Австрии оправдали насильника педофила якобы он бедняга не понимал слово нет по немецки...Благодаря Америки Европа чернеет на глазах, а вы все Россия, Россия, Россия...А я спросил просто о ностальгии. Мучает ли она господ эмигрантов, снятся ли им заснеженные поля, тянет ли их обратно? Помнят ли они соловьиные трели и звон колоколов? И никакой политики...

  • Но только в Портленд воротиться не дай нам, Боже, никогда.

  • Уважаемая Ирина!
    С удовольствием прочёл вторую серию Вашей повести местами мелодраматичной и с приключенческим уклоном.
    Эти герои становятся мне все ближе и роднее, несмотря на то, что я их периодически между собой путаю, потому что такое количество женских имен: Лен, Марин, Вер, Вик, и т.д. несколько отвлекает от сути происходящего. Но теперь врубился, что Вера и Лена- основные героини. Надеюсь, что к финалу повести я разбирусь с каждой из них по отдельности, и определюсь, какая мне более симпатична.
    Понравился эпизод с не совсем сломанной ногой, а особенно, когда туристы сыпали на картонку свои капиталы. Так и захотелось узнать у Вас адрес событий, и тоже поэкспериментировать. Пожалуй, не помешают в придачу: пара костылей, небритая физиономия и апостольское обаяние.
    А еще, спасибо за продолжение пополнения моей словарной тетрадочки новыми израильскими терминами - надеюсь, что ликбез не пройдёт для меня даром!
    Жду новых приключений!
    Спасибо, Ирина, - с нетерпением жду продолжения повести.
    Ваш Н.Б.

  • Уважаемый Николай! Продолжайте чтение. Впереди вас ждут новые ивритские слова! А про бизнес со сломанной ногой забудьте. Все доходные места давно разобрали !:D

  • Ответ г.Борисову на вопрос "Не тоскуете ли вы по России?"
    -Уважаемый Владимир,
    вопрос Ваш, может быть, провокационный и с некоторым вызовом,
    но уж позвольте на него попытаться ответить.
    У каждого оказавшегося за рубежом - свои особые пути-дороги.
    Вот и в повести Ирины у её героинь (Вера из Питера и Лена с Камчатки) по-разному складываются судьбы даже в стенах одного предприятия- Кибуц Галуёт.
    Мне же повезло уж тем, что оказалась в голландской семье и доме, выйдя замуж за любимого человека -Ханса (Вам посчастливилось с ним познакомиться). Сначала у меня было двойное гражданство, но потом режим в России стал крепчать и от русского пришлось отказаться. Язык учила с удовольствием- тем более, что он схож с английским и французским, которые были в запасе, а не иврит, где читают справа налево и пишут своеобразным алфавитом. Я как-то быстро почувствовала себя как дома, и впервые услыхала, что я "эмигрантка"- на нашем сайте в 2005 году.
    Конечно, каждому человеку (и мне) хотелось бы гордиться своей Родиной, и поэтому когда в девяностые годы Россия ассоциировалась с разгаром Перестройки, с Чеховым, Солженицыным и балетом, то это немного грело.
    Но потом ситуация в России стала трагически меняться.
    И достигла апогея 2 года назад- 17 июля 2014 г
    См. на сайте-
    "Последний полёт БОИНГА MN-17 "
    http://www.andersval.nl/literaturnyj-klub/turnir-emotsij-diskussii-1/8784-poslednij-poljot-boinga-mn-17
    Вот после этого случая, когда расстреляли самолт из русского БУКа (а там находилось 283 пассажира -из них около 200 были граждане Голландии, среди которых были известные ученые -биологи и медики) мне как-то стыдно признаваться в своём русском происхождении. Когда в наш Эйндховенский аэропорт привозили тела погибших и гробы с сопровождением следовали на север страны к месту опознания жертв обстрела, то сотни людей вышли проводить траурный кортеж, но я так и не решилась. Я плакала возле телеэкрана.
    И Россия не хочет признать вины и принести извинения, хотя только это могло бы смягчить вину за такое преступление. Более того, продолжились "зачистки" свидетелей расстрела БОИНГА MN-17:
    тому подтверждение- последнее убийство Арсения Павлова, известного под кличкой Моторола.
    Убийство его последовало сразу после заявлений международной группы по «Боингу».
    Как пишут в сети: "Не Моторола этот «Боинг» сбивал – его сбили кадровые российские военные, которые управляли «Буком». Но Моторола там зафиксирован на пленках и из разговора видно, что он просто знает, кто ехал и как сбивал."
    К сожалению, это не первый полевой командир, который там убит, как свидетель трагедии с «Боингом».
    Уважаемый Владимир,
    заканчивая неожиданно разбухший коммент, позвольте спросить-
    кроме упомянутой Вами ПРИРОДЫ - чем ещё можно гордиться? ( Но природа в любой стране хороша!)
    - Бывшим СССРом, погубившим цвет и лучший генофонд "республик голодных"?
    Скажите, какая "тоска по России" может быть после всех тех черных дел, которые режим сумел наворотить за последние 2 десятилетия?!
    Взять политические убийства- журналисты, Политковская, Б.Немцов.
    Даже мемориальную доску на мосту в месте его убтйства не позволили поставить, в то время, как двойному агенту барону Карлу Маннергейму дважды ставили мемориальную доску (правда, под влиянием протестов народа также потом демонтировали!). Но вместо моста убитого Немцова назвали мост именем кровавого убицы Кадырова!
    Со стороны создается впечатление, что страной правят жадные вампиры, сосущие из неё не только нефть, но и все возможные природные рессурсы (читайте статьи про семейства Чаек, Ротенбергов- которым на откуп дали выплату гос-налогов за перевозки грузов (нонсенс неслыханный!), и статьи про прочих любимцев "царька", севшего на трон из лубянской кровавой конторы и ставший НЕСМЕНЯЕМЫМ правителем страны (пародия на монархию)!?
    А как прикажете расценивать компании по реабилитации шизонутых садистов- кровавых правителей- Ивана Грозного и Сосо(сталина!)- восстановление их памятников- что это- нагнетание новой волны страха, чтоб начали бояться? Или издёвка над страной и людьми, чтоб ещё карикатурнее выставить её имедж на мировой арене?
    Впечатление, что какой-то сатирик- русофоб заправляет трагический сценарий, по которому катится Россия в пропасть и тянет весь мир за собой.
    Даже в выборы в США надо было вмешаться России, чтобы в Белом доме был бы свой человек -Дональд Трамп!
    И вот новый позорный скандал в мире, о котором русские СМИ замалчивают- именно российские хакеры взломали сервер Демократической партии. А результат?
    Похоже, что благодаря такой "услуге", г-н Д.Трамп проиграет американские президентские выборы!
    А точнее- их за него "успешно" проиграет Кремль!
    (кто же в США станет голосовать за путинскую марионетку?)
    Скоро узнаем-
    В.А.

    Комментарий последний раз редактировался в Воскресенье, 6 Нояб 2016 - 1:27:38 Андерс Валерия
  • Да, уж, хлебнули вы, дорогая Ирина-Наташа, с пацанами немало неприятностей и прошли через много проблем кибутской жизни и в первом и во втором домах на Родине. Я убедился, что мои дети поступили правильнее не приняв такой формы гостеприимства, а осели в Холоне на съёмной квартире, куда мы потом и приехали. Это только такие упорные и настырные как вы сионисты были готовы и выдержали. Возможно, что обстоятельства вас заставили принять такое решение..Мы приехали в пожилом ворзрасте, как и ваши родители и наш "первый дом" на схируте (съёмный) был более лёгким путем адсорбции. Читая детали, факты и подробности отношений между олимами, со старожилами, с неясными на первых порах традициями и обычаями, которые описаны вплоть до мелочей, понимаю все ваши переживания, сомнения и чувства вначале пути. Мы трудно сдавали свои поизиции в кашруте, обычаях, привычках. Некоторые сохранили и через 25 лет, но всё же пришлось вживаться и меняться, оставаясь русскими евреями, а не сефардами или ашкеназами... Дети и внуки наши постепенно становятся израильтяными, но всё же европейской а не восточной масти. И это пожизненно для нас и для них. Через 2-3 поколения разницы, возможно, уже не будет. Хотя надеюсь, что Пушкина они читать будут и в одежде аккуратность не изживъётся. Вот какие мысли вызвала ваша искренняя и жизненная повесть, за что и говорю спасибо от всей души.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 5 Нояб 2016 - 21:55:01 Талейсник Семен
  • Большое спасибо, дорогой Семен, за искренний и сердечный отзыв. Вы поняли не только основной текст, но и то, что осталось между строк, и что не высказать словами. Спасибо вам.

  • Недавно к нам приезжал чешский уличный театр. На площади разложили большой й дом с прозрачными стенами, и можно было наблюдать одновременно за разными семьями, за соседскими и дружескими отношениями, ссорами и общими радостями. Читая произведение Ирины, я вновь представляю мысленно этот дом. Трудовые будни, разлады, дружба, любовь и подозрения... И всё это в незнакомой обстановке,к которой ещё привыкать и привыкать... Только вдруг понимаешь, что все события не театр, а реальность.
    И, конечно, фотографии Бориса...В пейзажах чувствуется простор, романтизм, волшебная манящая красота. Фотографии отлично сочетаются с интересным повествованием Ирины.

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 5 Нояб 2016 - 21:21:58 Демидович Татьяна
  • Какое счастье, когда читатель на одной волне с автором. Спасибо, Танечка, за понимание.

  • Спасибо. Прочитал с интересом. Написано живо...Вот скажите мне господа эмигранты положа руку на сердце. Как вам живется там вдали от Родины, от России? счастливы ли вы? Не тоскуете ли вы? вот сегодня я утром вышел на улицу(я пока живу на даче под Дмитровом)за дровами и чуть не наступил на зайца -беляка...А вокруг снег. Столько снега, что глазам больно...Зима...Зима в России почти полгода, но это Родина...Причины отъезда понятны, но в глубине души не хотели бы вы вернуться? Впрочем можете не отвечать...

  • Уважаемый Владимир! Спасибо за отзыв. Отношение к стране, в которой живешь, у каждого свои. Сегодня мир открыт. Кому не нравится - уезжают обратно, или в Канаду, или в Америку. Кто-то скучает и каждый отпуск едет в родные места. Другие не скучают вообще. Все по разному. Единого рецепта счастья еще не изобрели! :)

    Комментарий последний раз редактировался в Суббота, 5 Нояб 2016 - 21:26:10 Коровкина Ирина
  • Везде хорошо, где нас нет. Так думали многие люди, мечтавшие покинуть впавшую в кризис страну, бежавшие от неустроенности жизни и попадавшие в ещё большую неустроенность уже в других государствах, о которых рассуждали ранее с придыханием от восторга. Так случалось со многими эмигрантами, так случилось и с героями повести г-жи Коровкиной. Но удивительно то, что в конце концов у большинства из репатриантов жизнь всё-таки налаживалась, и пройдя через тяжелейшие испытания, приобретя опыт выживания в абсолютно новых условиях, они смогли приспособиться к условиям жизни в новых странах, внедриться в новое общество и стать его полноправными членами. Очень хочется верить, что так и произойдёт с персонажами повести, как произощло и с её автором, которого хочется ещё раз поблагодарить за отлично написанное произведение.
    Ещё раз призываю читать его, потому что написанное – это, не плод воображения, не фэнтези, а самая что ни на есть, правда жизни, сдобренная автором толикой юмора и иронии, что делает чтение ещё более увлекательным. К.Б.

  • Уважаемые дамы и господа,
    продолжая публикацию повести про Кибуц Галуёт, предлагаем следующий раздел- "Дом Второй" , где предостаточно иронии и юмора, так что можно отнестись к этому разделу, как к "Юмору на уикенд".
    Приятного чтения!

Последние поступления

Календарь

Июль 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Кто сейчас на сайте?

Шашков Андрей   Аимин Алексей  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 2
  • Пользователей не на сайте: 2,297
  • Гостей: 754