Романов Андрей

Николай Иванович смотрел на молодых людей и клял себя за то, что пришел на эту лекцию. Самому «старому» из них было намного меньше лет, чем его младшему сыну. Молодежь, вооружившись ручками и блокнотами, старательно записывала все, что говорил лектор. Он был для них кумиром, а его речи являлись откровениями человека, посвященного в таинство художественной литературы. Этими секретами он и делился с молодым поколением. Красиво излагал. Ни разу не заглянул в шпаргалку, ни разу не запнулся, а только делал паузы, подчеркивая значимость сказанного. Уверенным тоном давил аудиторию своим авторитетом. С таким не поспоришь. Впрочем, молодые люди сидели здесь не для споров, а чтобы приобщиться к великому искусству, чтобы узнать секреты рождения гениальных произведений. Сам же Николай Иванович пришел сюда, в надежде найти ответы на мучавшие его вопросы.

Лектор говорил о начинающих авторах, об ошибках и причинах побуждающих их заняться писательским ремеслом. Все разложил по полочкам, но не указал главный стимул – слава. Ведь знает, что многие, взявшиеся за перо, мечтают именно об этом. Надеются купаться в потоке читательской любви и сказочно разбогатеть. А может лектор просто тактичный человек, поэтому и не стал затрагивать столь щекотливую тему? Многие именитые писатели всегда отрицали, что мечтали о славе. Хитрили или говорили искренне? Принимать награды любят все, а вот признаться, что это приятно – неприлично. Николай Иванович к похвале и порицанию относился одинаково – он стеснялся и даже краснел. Поэтому, сам не мог понять, нужна ли ему слава, от которой сплошные хлопоты или достаточно скромных одобрительных слов о своем творчестве.

Что побудило его заняться писательской деятельностью? Наверное, разочарование, которое он испытал после прочтения скучного и нудного детектива. Захотелось попробовать и доказать самому себе…

Такого вдохновения, как при написании своего первого произведения, Николай Иванович больше никогда не испытывал. Это был полет не только мысли, но и души. Впервые в жизни он получал удовольствие не от конечного результата своего труда, а от самого процесса. Получилось плохо, но это его не огорчило и не остудило пыл. Николай Иванович перешел на совершенно другой уровень понимания литературы. Словно актер, наблюдающий спектакль из-за кулис, он начал видеть то, что недоступно зрителю из зала.

Однажды ему пришел ответ из издательства: «Мы считаем, что ваш роман не будет иметь коммерческого успеха…» Это сообщение его больше озадачило, чем огорчило, заставило задуматься о том, а ради чего он вообще пишет? Сказать, что деньги ему не нужны, было бы неправдой. Но так же он точно знал, что не ради презренного металла окунулся в этот бездонный океан радости и разочарования, называемый творчеством. Теперь Николай Иванович не мог без этого жить. Если он несколько дней не садился за компьютер и не написал ни одной страницы, то начинал задыхаться, словно рыба, выброшенная на берег. Его мозг был постоянно загружен сюжетами, диалогами и образами героев еще ненаписанных книг…

Технический вуз накладывает свой отпечаток на образ мышления, а точные науки заставляют думать о логике. Вот и сейчас Николай Иванович невольно уловил маленькое несоответствие, поймав лектора на противоречии. Сначала тот сказал, что надо учиться у классиков, а потом заявил, что стиль – это прерогатива автора. Тут ему никто не указ. При написании рассказа или романа необходимо следовать определенным правилам и только гениям разрешено их нарушать.

Николай Иванович пробовал учиться у классиков, но быстро оставил эту затею. Другая эпоха, другие нравы и мировоззрение, другой язык и построение предложений… В последнее время он ничего не читал – боялся, что невольно снизойдет до плагиата. Ведь за тысячелетия авторы уже перепахали все волнующие человечество темы вдоль и поперек, а некоторые фразы стали повторяющимися штампами.

Ничего не сказал лектор молодым литераторам о другой стороне творчества – о том вакууме, в котором оказывается автор, на чье творение издатели не обратили своего взора. Обволакивающее молчание из эфемерной пустоты превращается в реальную тяжесть, которая давит на каждую клетку воспаленного мозга. Терзания, сомнения и бессонные ночи выматывают несчастного сочинителя и морально и физически. Если это длится годами, то постепенно начинает угасать вера в себя, опускаются руки, и хочется отступиться и забыться.

Чем больше знаешь, тем сильнее тебя терзают сомнения. Вопрос о том, что такое хорошо, а, что плохо, не кажется таким уж ясным и однозначным. Современники ругали Пушкина и Лермонтова. Джек Лондон был в замешательстве, когда его рассказы, много раз отвергнутые издателями, стали востребованы. Так кто определяет достоинство того или иного произведения? Читатель, критики, редакторы издательств или время? Кто ставит окончательный вердикт, который обжалованию не подлежит?

Николай Иванович первым вышел из аудитории. Лекция ему понравилась. Всегда приятно послушать умного человека. Вот только его слова нужно воспринимать, как информацию, а не догму. Иначе вольешься в армию подражателей и в лучшем случае станешь хорошим подмастерьем. Мастером же становится только тот, кто хорошо усвоил правила, но смело через них переступает и прокладывает собственный путь сквозь дебри творческого хаоса.
Впрочем, кто это знает наверняка?

 



Чтобы оставить комментарий, необходимо зарегистрироваться
  • Алексей, да - Акимин это хорошо и красиво! Посмеялась :-) :p :grin Сколько таких ошибок было - не счесть. У моей сестры в фамилии вместо О, стоит - А. Правильно - Козыренко, а у неё - Казыренко и к этой неточности была придирка во время получения паспорта, а у меня фамилия была написана правильно - через -О. Ой, а сколько случаев в средней Азии - обалдеть! Алексей, я только хотела уточнить, думала, что опечатка. Всего вам доброго.
    С искренним уважением - Ариша.

  • Ариша, у меня есть довольно известный очерк \"Тайны русских фамилий\", где я привожу свою как пример ошибок в написании их полуграмотными уполномоченными 20-х годов. Фамилия была Акимин, но букву \"К\" потеряли.
    Я, так понял, вы мне псевдоним предлагаете? Я думал над этим. Но, не отступая от темы дискуссии, - червь сомнения во мне еще живет.
    Спасибо.

  • Алексей, обратите, пожалуйста, внимание на первую букву вашей фамилии - если правильно, как я думаю, то ваша фамилия ДИМИН, а не АИМИН... Надо исправить.
    Красивее - ДИМИН!
    С искренним уважением - Ариша.

  • Я как-то не обратил сначала на название, а потом вспомнил, где-то он у меня появлялся:

    Я надкусил однажды яблоко греха
    И неожиданно увидел червяка:
    – Ты кто? – спросил. А он мне:
    – Червь сомненья!
    – Ну что же, пригодишься для стиха.

    Еще раз удачи автору и всем в поисках. но не убивайте этого червячка - он полезен.

  • Хочу выразить благодарность всем участникам форума. Для любого автора важно, чтобы о его произведении что-то сказали. Для себя я вывел формулу: «Похвала говорит о том, что автор движется в правильном направлении, а критика помогает совершенствоваться». Поэтому всегда готов выслушать любое мнение.
    Большое спасибо, что не остались равнодушными.
    Андрей

  • Уважаемый Андрей!

    Я Вас прочла, и "Червь сомнений"
    Меня объял без промедлений:
    Мы пишем все... Чего же боле?
    Что можем мы ещё сказать
    о "сочинительской неволе"-
    Как нелегко известным стать!

    Писатели или поэты,
    вопрос поставлен - ждем ответа...
    С пожеланием успеха!

    Валерия

  • Абсолютно согласна с высказываниями моих друзей. Особенно близкими мне оказались мысли дорогой Фаины. Ни отнять и не прибавить к тому, что писательство - это ДАР БОЖИЙ! Права и Надежда, действительно у пенсионеров больше свободного времени и больше накопленного опыта, и потому хочется поделиться с ним с окружающим нас миром. Конечно же прав и господин Демидов. Для оттачивания языка, мыслей необходимо читать и учиться у мировых классиков. А здесь опять встаёт вопрос о времени... Многие из нашего сообщества - литературного клуба Андерсвал не назовут себя громким именем - Я ПИСАТЕЛЬ! Это очень ответственное заявление. Тема очерка дискуссионная.
    Спасибо, уважаемый Андрей, что и вы оказались неравнодушным к писательскому мастерству. Безусловно, естественное состояние, когда автор ждёт признание и даже славы, а денежки, мне так кажется, потом, во вторую очередь, но они никогда не помешают... Такова жизнь!
    С искренним уважением - Ариша.

  • Извиняюсь за опечатки...

  • и всегда актуальная для пишущего человека... Согласна с Фаиной, выразившей свою мысль ясно и логично. Большинство из нас пишут, потому что не могут не писать. И часто пишут \"в стол\" на долгие годы. И тратят редкое свободное время ( не все ведь пенсионеры)и недосыпают перед рабочим днем. И в муках обдумывают ту одну-единсвенную фразу, котороя им кажется Верной. И ничего не зарабатывают на этом, кроме хронической бессоницы, усталости и Огромного Удовлетворения от возможности выразить себя. И это счасливые люди.
    Слава и Деньги, конечно, не помешают. Но в первую очередь, я думаю, настоящие писатели,а не коньюктурщики, пишут не во имя их...
    Удачи автору и благодарность за поднятую тему...

  • Добрых полвека занимаясь ремеслом журналиста и писателя-книжника, вполне соглашусь с г-жой Фаиной Мастинской, весьма подробно перечислившей, чем именно должен обладать (владеть) пишущий человек - прозаик или стихотворец.

    Добавлю, что этот пишущий должен иметь МНОГО свободного времени, чтобы спокойно обдумывать и не раз переписывать написанное. То есть быть достаточно независимым от работы ради существования, от придирок начальства или, порой, даже от собственной жены (у меня есть приятель, упешный бизнесмен, жена которого дико свирепеет, если застаёт его за писательством,- он же, издавая у меня свои книги, вынужден придумывать всяческие оправдания, ЗАЧЕМ он едет из своего поселка в город, - упаси Боже сказать, что ко мне!).

    Но, пожалуй, самое главное для сочинителя, - это неуёмное стремление ЧИТАТЬ: книги, стихи, журнально-газетные статьи и прочую продукцию, - а сейчас еще и сидеть в Интернете. \"Знания, которые не пополняются, - иссякают\", - написано в \"Правилах для руководящих работников\" компании \"Дженерал Моторс\".

    Сколько бы на своем веку ни видел человек, сколько бы профессий ни переменил (хотя и Толстой, и Чехов, в этом отношении были \"однолюбами\": Лев Николаевич - военным, Антон Павлович - врачом, чем, кстати, весьма гордился), всё равно наступает такой момент, когда старого багажа явно не хватает.

    И чтобы этот момент не наступил, требуется постянно загружать НОВЫЕ знания в бездонную кладовую своей долговременной памяти. Еще Горьий издевался над \"пролетарскими писателями\", которые, начав писать, перестают читать (он-то читал всю жизнь и поражал собеседников великолепным знанием произведений даже малозначительных авторов).

    Причем интереснее всего, что, прочитав книгу, вроде бы тебе совершенно не нужную, - спустя много лет, даже десятилетий, вдруг убеждаешься, что сведения из нее именно в эту минуту тебе и понадобились...

    Кроме того, читая произведения разных писателей, ты сравниваешь их язык, манеру изложения, способ построения сюжета, - с тем, как ты сам это делаешь, какие у тебя пробелы в своем ремесле.

    Читать надо словари, особенно Даля, эту сокровищницу народного быта и языка, а также Фасмера, - в этом знакомишься с этимологией, происхождением слов, историей трансформации понятий.

    О творческом, художественном воображении, обязательном для прозаика и стихотворца, уже было в предыдущих комментах достаточно сказано, не буду посторяться.

    Но вот на что хочу обратить внимание - это на писательское и особенно поэтическое уменье \"видеть слова\", то есть за звучанием или видом каждого слова усматривать зрительный ОБРАЗ, причем, как правило, не один. Поэтому с удовольствием рекомендую для развития этого умения работы испанского философа Ортеги-и-Гассета \"Человек и люди\", \"Нищета и блеск перевода\", \"Две главные метафоры\", \"Адам в раю\" и, конечно же, \"Идеи и варования\" (не знаю, есть ли все эти вещи в Интернете\", но в библиотеках Ортега безусловно есть).

    Чтение предполагает не только \"первичное\" знакомство с творчеством разных авторов, но и непременное ПЕРЕЧИТЫВАНИЕ уже, казалось бы, прекрасно запомнившихся произведений (хотя бы того же \"Евгения Онегина\", в которых вы открываете массу когда-то пропущенного, не замеченного...

    И, конечно, обязательно чтение литературной критики и пародистов, потому что эти люди вскрывают нечто такое, до чего мы \"своим умом\" обычно не додумываемся. А они, додумавшись, показывают нам многие вещи с совершенно неожиданных сторон.

    Вот, пожалуй, самое главное, что я хотел сказать.

    Спасибо за внимание.

    Вячеслав Демидов

  • Мнн кажется всё несколько иначе. Дар писательства даётся человеку от природы - это необыкновенное ВООБРАЖЕНИЕ, когда в его мозгу возникают яркие картины жизни персонажей, новые сюжеты, конфликты, события и этот процесс неостановим ни днём, ни ночью; это невероятная НАБЛЮДАТЕЛЬНОСТЬ, когда писатель замечает и откладывает в своей памяти такие подробности окружающей жизни, быта, психологии поведения людей, их портреты и т.д., которые совершенно не замечает обычный человек; это очень обострённые, даже оголённые чувства, когда писатель эмоционально реагирует на всё его окружающее, например, явления природы, прекрасное произведение искусства у него вызывают такой восторг, что рождается вдохновение их описать.
    Вспомните, что большинство больших, талантливых писателей в своей жизни сменило множество профессий, много поездили по миру, изучили разные слои населения и накопили драгоценный жизненный опыт, который, как воздух, необходим писателю. И всё это далеко ещё не всё. Писатель должен быть эрудитом, знатоком родного языка, иметь огромный словарный диапазон. Он должен быть прекрасным психологом, разбираться, почему человек или персонаж произведения поступает так или иначе. Писатели - представители психологической специальности. И, наконец, он должен учиться своему писательскому ремеслу - как писать. Так же, как художник учится - как грунтовать холст, как смешивать краски, как накладывать краски на холст, как соблюдать размеры предметов и тел и т.д., так и писатель должен учиться своему ремеслу - как писать литпроизведение.
    Талантливый писатель в процессе работы меньше всего думает о славе и деньгах, он настолько углублён, увлечён, погружён в процесс создания литературного текста, его настолько ведёт вдохновение, что мысли - а сколько он за это заработает, ему даже не приходят в голову.
    Спасибо, Андрей Романов, за поднятую вами тему.

  • ...несомненно вопросы поднятые автором очень важны. Очень. Вот только автор этого рассказа задал их газетным, безликим и скучным языком...Наверное в авторе журналист преобладает над прозаиком.Вл. Борисов.

  • Ох, больные вопросы, с которыми приходится ежедневно сталкиваться. И стимулятором едва ли выступают деньги или желание мировой славы. Но вот ощущение собственной значимости - наверняка. Чаще всего человек обращается к сочинительству в пенсионном возрасте. Появляется масса свободного времени, которое нужно чем-то заполнить, жизненный опыт, которым обязательно нужно поделиться с окружающими. Идти в медицину или математику вряд ли возможно: нужны знания. А вот писать всех научили в первом классе. И о том, что литература тоже требует немалых знаний, большинство пишущих и не догадывается. И хорошо, если пишущий ограничивается кругом родственников или друзей, которым его нетленки в радость. Так нет же! Ищет этот автор издательства, писательские союзы, требует внимания к своим творениям, обещая осчастливить человечество. И сложнее всего с ветеранами или теми, кто серьезно заявил о себе на другом поприще. Ведь невозможно объяснить человеку, что прекрасные научные доклады, скажем, по архитектуре, напечатанные в самых престижных тематических журналах, и художественное слово - далеко не одно и то же. И ветеран, прошедший все круги ада на полях сражений, зачастую не понимает, что написанное им не трогает душу, ибо пережито много, а изложено плохо. И встает перед издателем дилемма: пожалеешь автора - потеряешь читателя, пожалеешь читателя - обидишь автора и наживешь врага в его лице. Ведь чего греха таить: каждый автор готов защищать свое творение от бездушных редакторов, и только единицы способны признать свое неумение. Но именно им и дано учиться и чего-то достичь. Такая вот действительность.

  • Вопросы заданы хорошие. попытаюсь высказать свою точку зрения.
    Приоритеты меняются. Если в 19 веке сочинительством занимались в основном обеспеченные люди, то несомненно они жаждали славы. Сегодня авторов больше интересуют деньги. Но деньги идут в связке с известностью (временная разновидность славы). А как ее добиться?
    Есть такое понятие социальный заказ. Но он, скорее политический, чем социальный. Принимаются к рассмотрению те произведение, которые не мешают осуществлению политических планов. А еще лучше, если помогают.
    И тут автору необходимо сделать выбор. Или ты пишешь, что ты считаешь нужным, или то, что от тебя хотят. Если ты мастер, то с заказом, естественно справишься, и получишь свой кусочек пирожка вкупе с эфемерной славой на 3-5-10 лет.
    Но выплеснуть весь имеющийся талант не сможешь.
    Не знаю, что там решит ваш герой, может продолжение будет?

  • Конечно, как бы ни лукавил каждый сочинитель, но большинство авторов мечтает быть услышанным. Наверное, это не желание славы, а мечта достучаться до каждого сердца словом.Ведь в большинстве случаев читатель даже не представляет, что за человек стоит за фамилией и именем под рассказом, а может быть даже и не обратит внимание, на то, кто написал произведение. А в это время автор раздувается от гордости, когда видит, например, огромный тираж какого-нибудь издания, в котором напечатаны его труды.Ведь это значит его слышит огромная аудитория!
    Ну, и совсем не хочется называть всех современных авторов - писателями. Ведь это громкое и великое звание!И настоящими обладателями его являются единицы!

Последние поступления

Календарь

Кто сейчас на сайте?

Тубольцев Юрий   Шашков Андрей   Коркмасов Анатолий   Голод Аркадий  

Посетители

  • Пользователей на сайте: 4
  • Пользователей не на сайте: 2,296
  • Гостей: 348